Специальный
партнерский
проект
Здоровье «Дорогая, выпей вина!»: есть ли у вас проблемы с алкоголем?
Здоровье
«Дорогая, выпей вина!»: есть ли у вас проблемы с алкоголем?
© КАДР ИЗ Сериала «Город хищниц», 2009
Бокал вина как универсальное «женское» средство от жизненных неурядиц и часть вечернего отдыха стал частью нашей культуры. Когда такой подход становится опасным? Разбираемся вместе со специалистом по работе с зависимостями Анатолием Корсаковым.

«Да, здоровый человек не пьет, ему это не нужно психологически. Но вы же понимаете, все скажут: "Что за бред, что значит — не пить?"», — спокойно говорит психолог, специалист по работе с зависимостями и созависимостью Анатолий Корсаков.

«Модное» вино

Современная культура так давно и прочно замешана на алкоголе, что предлагаемая жизнь без спиртных напитков и правда кажется нонсенсом. Праздники, успехи и неуспехи, переговоры, налаживание связей, романтические свидания, наконец, — мы выпиваем и в горе, и в радости, и никому это не кажется странным. Дорогой алкоголь считается благородным напитком. Ежевечерний бокал вина стал символом гармоничной жизни и панацеей от всех бед. «Дорогая, выпей вина» и не будь занудой. Из стройной картины выбивается разве что обидный мем «винишко-тян», отсылающий к дешевой кислятине, но мы-то не такие, мы разбираемся в сортах и урожаях.

«Существующая в обществе мифологема о благородности напитков делает свое дело: люди выпивают и не замечают, как становятся алкоголиками, — говорит Корсаков. — Но их алкоголизм оценивают не по тому, что происходит в организме, а по социальному статусу: если человек еще держит планку, то вроде как и нормально». Статистика меж тем поражает воображение. По словам психолога, примерно каждая третья женщина, употребляющая спиртные напитки, находится на второй стадии алкогольной зависимости. На первой стадии люди в подавляющем большинстве случаев даже не догадываются, что процесс пошел. Но об этом чуть ниже.

История вопроса

Справедливости ради надо сказать, что алкоголь сыграл свою важную роль в развитии человечества. «Исторически польза от вина колоссальная. Мы не вымерли от дизентерии и многих пищевых расстройств благодаря вину. В древности оно очень ценилось, потому что было единственным антисептиком. Воду всегда разбавляли вином в пропорции 10:1, чистую воду пили только самые бедные. У греков была пословица: "Пьющий вино и пьющий воду думают по-разному". Это наше "Сытый голодного не разумеет". При этом считалось, что только варвары пьют вино прямо из бутылки, как мы сейчас. Даже на пирах древние греки разбавляли вино водой 1:1», — рассказывает Корсаков.

Мы давно научились обеззараживать воду самыми разными способами, но пьем при этом больше, чем когда бы то ни было, не особенно вспоминая о том, что алкоголь — это наркотик. По тяжести наркотические вещества оцениваются по 10 факторам — воздействие на организм, воздействие в социальной среде и так далее. Крепкий алкоголь в этом хит-параде на втором месте — сразу после героина.

Зависимость

Алкоголизм — хроническое прогрессирующее заболевание. Чтобы получить вполне ясное представление о том, с чего все начинается и чем может закончиться, достаточно изучить краткое описание трех стадий алкогольной зависимости.

  • Первая стадия

Первая, или «розовая», — это стадия с максимумом бонусов и минимумом дискомфорта. Именно поэтому распознать проблему на этом этапе не удается практически никому. Малая доза алкоголя приносит много удовольствия. Наутро, конечно, болит голова, но желания опохмелиться не возникает. Чрезмерное употребление вызывает рвоту — это значит, что организм еще не сдался. «Розовую» стадию условно можно назвать психологической зависимостью, когда человек каждый вечер или через раз снимает стресс бокалом-другим вина. Хотя биологические изменения начинаются уже здесь.

  • Вторая стадия

На второй стадии исчезают рвотные позывы, то есть организм перестает сопротивляться, наоборот, требует больше. Доза повышается. Возникают провалы в памяти. В середине второй стадии появляется желание опохмелиться. Начинаются перебои в работе. Употребление спиртных напитков становится неконтролируемым: человек уже не может определить, в какой момент надо остановиться.

К концу второй стадии практически все деньги уходят на алкоголь. Если денег не хватает, человек залезает в долги, которые не возвращает. От него начинает отворачиваться привычное окружение. Появляются соупотребители, а с теми, кто не выпивает, уже и не интересно. Человек, бывает, просыпается в самых странных местах, в том числе незнакомых. Развиваются серьезные поражения печени и желудочно-кишечного тракта, очень сильно падает иммунитет.

  • Третья стадия

Это необратимые поражения органов, печень перестает сопротивляться алкоголю. Человек быстро пьянеет, как на «розовой» стадии. Но если вначале выпивают, чтобы стало хорошо, на третьей пьют, чтобы не было так плохо. Появляется запах мочевины, потому что отказывают почки. На этом этапе человека часто уже не терпят ни друзья, ни родные.

Как бесконечно далека эта картина от рекреационного бокала вина по вечерам, не правда ли? Надо признать, впрочем, что дна достигают не все. По словам Корсакова, культурный код помогает многим удерживаться на «розовой» или в начале второй стадии. Считать ли это проблемой — личное дело каждого.

Как работает биологическая зависимость от алкоголя 

«Нервные сигналы передаются в организме при помощи определенных веществ, — объясняет Корсаков буквально на пальцах. — Представьте, что одна цепочка передает другой сигналы радости: первая высылает какое-то количество дофамина, вторая принимает, скажем, при помощи двух антенн. Когда в организм попадает алкоголь (или другое вещество, изменяющее сознание), первая цепочка отдает дофамина гораздо больше привычного, и вы испытываете состояние эйфории, расслабления, удовольствия. Со временем организм адаптируется к новому количеству дофамина и отращивает три приемных антенны, а чтобы получить удовольствие, дозу алкоголя приходится увеличить. Организм балдеет, но отращивает четыре антенны. В итоге для того, чтобы радоваться жизни, "трезвого" количества дофамина оказывается уже недостаточно. Плюс в мозгу образуется вещество тетрагидроизохинолин, оно блокирует выработку целого спектра гормонов радости — дофамина, серотонина и так далее. С этого момента человек уже не может радоваться обыденным вещам так, как радуется здоровый человек. Даже попав в очень хорошую ситуацию, чтобы почувствовать ее красоту, он должен выпить».

Причины

  • Генетика

Риск развития зависимости во многом зависит от генетической предрасположенности и наследственности.  «Если в семье до четвертого поколения назад кто-то пил, генетически может передаться не пристрастие к алкоголю, а дефицит гормонов радости, — объясняет Корсаков. — Такие люди обычно говорят: "Когда я первый раз попробовал алкоголь или наркотик, я понял, что ждал этого всю жизнь". У них в момент принятия наркотического вещества организм начинает работать так, как он работает у здорового человека: первая маленькая доза "включает". Но человек начинает пить все больше и очень быстро скатывается в тяжелую зависимость».

Количество и качество ферментов, отвечающих за окисление этанола и выведение его из организма, тоже определяется генами. Если фермента, окисляющего алкоголь, много и он активен, даже небольшое количество выпитого быстро приводит к самым неприятным последствиям, включая очень тяжелое похмелье. Такие люди не испытывают к алкоголю ничего, кроме разве что отвращения. И наоборот, если фермента мало и он работает медленно, сопротивляемость организма алкоголю низкая, а риск развития зависимости, соответственно, высок.

  • Воспитание

Часто причины алкогольной (как и любой другой) зависимости коренятся в детстве. Предрасположенность формируется в первые восемь лет жизни — если в семье по отношению к ребенку применяется насилие, физическое или эмоциональное. Например, если при ребенке родители постоянно ругаются или воспитывают посредством ремня. Если у ребенка нет своей личной территории или ему не уделяют внимания. Поначалу он протестует, но ему никто не уступает, более того, протест воспринимается как каприз и блокируется наказанием, игнорированием или унижением. В такой дисфункциональной семье ребенок с раннего детства понимает, что свои интересы продвигать нельзя, и у него вырабатывается концепция терпения. «Терпение — хорошая вещь только тогда, когда мы понимаем, ради чего мы терпим (в чем выгода) и сколько по времени. Терпение как самоцель — это порок», — говорит Корсаков.

«И вот ребенок ничего не может изменить и должен терпеть, — объясняет психолог. — Чувства, которые у него есть — раздражение, злость, боль, одиночество, — в итоге переходят в дежурное состояние. Жить с этим невыносимо, поэтому включается защитный механизм: человек отщепляет от себя эти чувства — они есть в теле на уровне биохимии, но он словно перестает их ощущать».

Отягчающее обстоятельство к описанному выше — установка в семье, при которой любой дискомфорт предлагается заесть в прямом и переносном смысле. Плохо — съешь конфету, если что-то болит — выпей анальгин. В голове у ребенка выстаивается соответствующая цепочка, и когда он впервые пробует вещество, изменяющее сознание, вдруг оказывается, что для того, чтобы почувствовать себя хорошо, ситуацию менять не надо — достаточно что-то принять.

Потом человек вырастает и идет на работу, где вместо того, чтобы отстаивать свои интересы, он снова терпит. «Ну и ждет пятницы, чтобы выпить и расслабиться, — заключает Корсаков. — У кого-то генетическая структура дольше сопротивляется развитию зависимости, а кто-то подсаживается за один прием».

Конечно, ни наследственность, ни тяжелое детство в анамнезе не означают, что появление зависимости от алкоголя предопределено. Немалую роль играет среда и культурные установки. Верно и обратное: чтобы пристраститься к алкоголю, необязательно входить в одну из групп риска — достаточно регулярно выпивать.

Когда ситуация выходит из-под контроля

На каком количестве бокалов в единицу времени заканчиваются шутки и начинаются серьезные проблемы? Четкого ответа на этот вопрос, к сожалению, не существует. Черта у каждого своя. Но если вы с нетерпением ждете вечера, чтобы откупорить бутылку, и к концу дня у вас повышаются тревожность, вспыльчивость, раздражительность, есть повод отнестись к вопросу серьезно.

Проведите тест. «Попробуйте месяц не пить и посмотрите, как часто вы мысленно возвращаетесь к употреблению вина, — предлагает Корсаков. — Если не вспоминаете, то зависимости нет. А если в голове регулярно возникает мысль "Сейчас бы вина", это говорит и о психологических, и о биологических проблемах».

Можно также завести специальный чек-лист, чтобы отмечать в нем дни, когда вы пьете. 

Где искать помощь

По словам Корсакова, на «розовой» стадии к психиатрам или наркологам идти не нужно. Лучше обратиться к психологу, который специализируется в этой области. На второй стадии желателен тандем психолог плюс психиатр.

«Конечно, на начальных стадиях бросить пить можно и самостоятельно, — говорит Корсаков. — Но к психологу идут не только для этого, а чтобы еще и разобраться с корнями проблемы. Если человек хочет не просто "выскочить", но и повысить качество жизни, быть с собой в ладах, тогда надо идти к специалисту».