Свершения
Бизнес из декрета: 10 вдохновляющих историй. Часть 2
© imaginelight/instagram
Продолжаем рассказывать о женщинах, которые начали строить свой бизнес в декретном отпуске. Во второй части: хозяйка кафе и студии вкусных подарков, основательница студии света, глава косметического бренда, владелица бренда ароматов для дома.

Алена Филимонова, фуд-студия Studiofood, кафе Studiofood, точка с кофе и мороженым в саду «Эрмитаж», проект «Необычное мороженое»

— Чем вы занимались до рождения ребенка?

— У меня журналистское образование. Я работала по профессии, долгое время фотографом, а потом ушла в рекламу и PR. Несколько лет я проработала в рекламном агентстве и полностью реализовала себя в профессии. Работать дальше мне не было интересно.

— Как вы планировали свой декретный отпуск и возвращение к работе?

— Мы с мужем планировали беременность. В один день просто поняли, что готовы к ребенку, что хотим детей и что дальше тянуть нет смысла. Я знаю, что есть люди, которые хотят сначала все устроить, обстроить, приготовить и прочее, но ведь так можно состариться. Мы поняли, что нам пора, и просто сделали это.

Уходя в декрет из рекламного агентства, я понимала, что не хочу возвращаться. У меня было прекрасное место работы, приятный коллектив. Но мне не хотелось работать на кого-то, потому что часто мои идеи и усилия не ценились так, как мне хотелось бы. Я знала, что я — ответственный сотрудник и что на мне держится большая часть работы моего отдела. Но до конца не понимала, зачем я прикладываю столько усилий к работе, которая не доставляет мне удовольствия.

— С чем вы столкнулись в декретном отпуске и отпуске по уходу за ребенком?

— Столкнулась с ребенком. Тут, я думаю, все как у всех: высокая ответственность и много рутины.

— Как пришло решение развивать свой бизнес? Как вы решились?

— Я до декрета уже имела опыт своего дела, но все было на коленке и не развивалось серьезно. Это скорее было хобби и небольшой приработок. Когда я поняла, что на старую работу возвращаться не хочу, естественным решением было начать свое дело. Многие думают, что для начала своего бизнеса необходимо много денег и знаний. У нас на старте было 14 тыс. рублей для открытия ИП и закупки продуктов. Этого хватило, чтобы начать. Через два месяца мы получили контракт на 200 тыс. рублей, еще через полгода — на 500 тыс. Я к тому, что начать свой бизнес можно с небольших инвестиций.

— Как вы выбрали направление, которым занимаетесь?

— Хобби переросло в бизнес. Сказать честно, я не умею печь, мне это неинтересно. Но я круто придумываю различные креативные изделия в еде: шоколадные «мозги», варенье с беконом и бурбоном, леденцы с лицом ученых, самые необычные вкусы мороженого — от скандинавского мха или оливок до чеснока и грибов. Еда — самое понятное, как мне казалось. При этом фуд-бизнес считается одним из самых трудных и муторных. Тут выживают энтузиасты-романтики.

— Вы действовали сами или у вас были партнеры?

— Мы начали работу всей семьей, но основным двигателем всегда была я. Возможно, потому что у меня самая высокая скорость смекалки и трудоспособная ресурсность. Сейчас мы с мужем управляем всем бизнесом. У нас есть постоянные и сезонные сотрудники.

— Как вы нашли деньги для старта?

— Деньги взяли из своих. Затем все заказы, которые поступали, обеспечивали покупку оборудования. Первый год мы не вытаскивали деньги в прибыль, так как у нас были собственные сбережения. И к тому же мы были заинтересованы, чтобы снять помещение, обустроить цех, нанять сотрудников. Невозможно все делать самим. Я не понимаю людей, которые сами пекут торты, сами занимаются соцсетями, закупкой, приемами заказов. Так можно и нужно делать в первый год работы, но дальше должен быть рост. Иначе к чему это все?

— Что было самым сложным?

— Договориться внутри семьи, кто за что отвечает, и поделить зоны ответственности. Как только мы стали нанимать сторонних сотрудников, работать стало легче. В семье нарушены границы в общении и субординации, которые есть в рабочем коллективе. Также самое трудное — это выйти из операционной работы, чтобы сосредоточиться на более глобальных вопросах. Меня все время качает туда-сюда, и несколько месяцев я настраивала работу так, чтобы выйти из операционки совсем. Для меня это самое сложное, очень много рутинных задач.

— Когда и как бизнес стал приносить деньги?

— Через два года мы начали ощущать первую прибыль. Сейчас мой бизнес — это мой единственный доход.

— О чем вы жалеете? Что бы сделали иначе?

— Когда я начинала, то есть 10 лет назад, не было доступного бизнес-образования. Сейчас ты можешь найти любые курсы, пройти онлайн-тренинги, подписаться на интересного блогера или посмотреть вебинар на интересующую тему. Все это — пинок мозгу. Учиться интересно и легко. Всего 8–10 лет назад таких возможностей для самообразования было крайне мало. Книги и опыт соседей не в счет.

— Какие у вас планы по дальнейшему развитию бизнеса?

— Мы разрабатываем онлайн-проект, связанный с едой. Мне очень хочется уйти из офлайна в онлайн и делать продукт с услугами.

Евгения Беляк, студия света IMAGINE

— Чем вы занимались до рождения ребенка?

— После университета я работала в ивент-агентстве, мне хотелось делать большие мероприятия, работать с артистами, развивать себя в творческой индустрии — все это случилось. Из менеджера ивент-агентства спустя три года я выросла, уволилась и создала свою команду.

Всегда мечтала быть независимой, почувствовать, как это — быть фрилансером, работать в путешествии. Частенько мечты разбивались, и в итоге я сидела на кухне в пижаме без завтрака и доделывала срочную смету или, пока друзья тусовались на фестивале на открытом воздухе, искала в поле вай-фай, чтобы отправить техзадания дизайнерам. Параллельно в заметках на айфоне я всегда создавала новые папки по бизнес-идеям.

— Как вы планировали свой декретный отпуск и возвращение к работе?

— Беременность не сильно изменила мой образ жизни. Я так же продолжала заниматься мероприятиями, ездила в командировки, я была очень подвижна, мне казалось, что я до самых родов буду в движении, в работе. Но мне все меньше нравилось мое дело, я понимала, что пора идти дальше, искать свое направление.

Я приняла решение, что буду заниматься мероприятиями только до рождения ребенка, а потом жизнь сама все расставит по местам.

Параллельно зрела идея проекта, связанного со светом, у меня было большое вдохновение работать над ним. Именно в беременность пришло название для проекта — IMAGINE. Оно как-то очень плавно легло на всю эту историю, наша свадьба так называлась, это своеобразный девиз для меня, для нашей семьи: воображай, представляй, думай, догадывайся, твори.

Во всей своей деятельности до я работала головой, я продавала свои идеи, я продюсировала, я собирала воедино много мастерских ради большого общего дела. Сейчас же мне нравилась идея ручного труда. Я решила, что в IMAGINE мы будем создавать продукт, трудиться руками, работать с материалами, со станками, с инструментами.

Мне было дико интересно создавать некое физическое место, с конкретным адресом, делать мастерскую, закупать материал — этот формат был новым и очень желанным.

— С чем вы столкнулись в декретном отпуске и отпуске по уходу за ребенком?

— Беременность меня преобразила как женщину. Я много занималась собой, своим телом, практиками, много изучала физиологию женщины, я готовилась к домашним родам с доулой, мне было очень приятно изучать процесс и познавать «теорию» материнства. В итоге роды были сложными, но очень яркими, в любви и заботе мужа я родила сына, большого мальчика.

До родов я поставила себе установку: ничего не планировать после рождения. Все время посвятить ребенку изначально, а далее уже думать, что делать. Ведический закон 40 дней спокойствия и тотального общения с ребенком казался мне самым правильным в погружении в новую роль и настройке отношений с новым маленьким человеком.

Меня хватило на месяц постродового отдыха дома, далее начались городские мероприятия, фестивали, третий месяц Лева (сын) провел в детском лагере, где его папа работал вожатым.

— Как пришло решение развивать свой бизнес?

— А вот уже на четвертый месяц сына пришелся официальный старт нашей студии света IMAGINE. Этот проект рождался постепенно, идею вынашивала долго. Изначально хотела продавать световые палочки (ломаешь их, они светятся) — мы часто такие закупали для мероприятий, и с ними в Москве проблемы, — потом постепенно пришла к неону. Нам нравится с ним работать, преобразовывать материал в буквы, символы.

Сама концепция света очень притягивает. Он может дополнять, преображать, менять пространство. Он дает смыслы, он убирает контексты, он размывает границы и создает уют — и еще тысяча миссий света.

Большим вдохновением являются ребята «Сила света», их отношения с графической реальностью, подход к работе, метод создания световых инсталляций.

К идее вывесок из гибкого неона я пришла тоже постепенно. Изначально я хотела работать со стеклом, но увидела пример у питерских ребят, стала искать материал, технологию. Это все оказалось трудно, область новая, нет в Сети никакого материала: как делать, чем клеить и так далее. До всего дошли сами, первую вывеску переделывали два раза.

— Как вы выбрали направление, которым занимаетесь?

— Мне очень нравится неон в пространстве. Идея того, что из светового шнура получаются буквы, символы, рисунки, — это интересно. Люди обращаются с личными просьбами, с важными для них словами и символами, это почти как татуировка.

— Вы действовали сами или у вас были партнеры?

— Мне сильно помогает муж, он берет на себя некоторые моменты с подбором материала, доставкой, упаковкой, мы стараемся оптимизировать производство. Начинали мы с работы в гараже, сейчас у нас есть теплая мастерская. Вообще я редко бываю в мастерской, так как с маленьким ребенком не очень удобно добираться, Лева еще не ходит, ползать там достаточно опасно.

Во все процессы я стараюсь погружаться сама, я не режу неон, не паяю, не клею, но на всех стадиях я присутствовала и знаю все этапы работы, мы с мастером сами выстраивали правила подготовки изделия.

— С чего вы начали?

— Мы начали смело! Взяли заказ, не имея ничего! Только гараж у дома. Это мотивировало нас ускориться. В короткие сроки нужно было найти неон, все комплектующие, я собирала материал по всей России, это было примерно за две недели до родов.

— Как вы нашли деньги для старта?

— Вообще старт бизнеса не был резким, мы начинали с закупок материала в небольших количествах, делали единичные вывески, работали у себя в гараже, экономя на аренде, поэтому вкладываться по-крупному не было необходимости, я мало почувствовала эти затраты. Сейчас мы полностью окупаем бизнес, поэтому могу сказать, что старт дался легко.

— Что было самым сложным?

— Было неприятно в тот момент, когда самый первый клиент позвонил с претензиями. Мне сложно было работать с возражениями, так как я мало разбиралась в материале, сейчас мы бы так никогда не сделали. Мне до сих пор немного неловко, когда я прохожу мимо того места, где висит наша первая вывеска. В итоге мы переделывали этот заказ.

— Когда и как бизнес стал приносить деньги?

— В ноль вышли спустя четыре-пять месяцев, а окупаться стали через полгода. Сейчас бизнес приносит деньги, я вкладываю их в дальнейшее развитие, не спешу, стараюсь заниматься им в свободное от сына Левы время. Я понимаю, что без ребенка мы бы уже были на другом уровне развития проекта, более качественно высоком, но сейчас я абсолютно принимаю ситуацию, мне комфортно, я мама прежде всего. И мне нравится наше маленькое уютное дело.

— О чем вы жалеете? Что бы сделали иначе?

— Не думаю, что я бы что-то меняла в развитии проекта. Было много сложных ситуаций с заказами, так как мы сталкивались с такими тонкостями впервые, но всегда все как-то решалось в лучшую сторону. Я верю, что Вселенная помогает ищущему. И в бизнесе тоже.

— Какие у вас планы по дальнейшему развитию бизнеса?

— Хочется выйти на новый уровень заказов, создавать работы для выставок, специальных мероприятий, работать с художниками, фотографами, находить нестандартные проекты, делать вывески не только для российских клиентов. Постепенно так все и происходит.

Катерина Карпова — член Национального общества косметических химиков, косметический бренд Pure Love

— Чем вы занимались до рождения ребенка?

— Первое образование у меня художественное. Я профессионально работала фотографом около восьми лет. Также я увлекалась керамикой и серьезно подумывала развиваться в этом направлении. Изучала технику работы с фарфором. Изучала анатомию, чтобы создавать натуралистичную фигуру у моих кукол. Но параллельно для себя увлеклась созданием косметики дома.

— Как пришло решение развивать свой бизнес?

— Первое время косметика была просто моим хобби, и желания делать бизнес на этом у меня не было. Со временем я увлеклась созданием рецептур всерьез. Начала изучать много медицинской литературы. Тогда у меня появились первые покупатели, которым понравились мои средства. Я делала индивидуальные кремы для них. А потом встретила партнера, которая убедительно сказала, что надо делать свой бренд, и помогла мне с первыми шагами в организации бизнеса. Правда, мы с ней недолго проработали вместе, и после четырех месяцев совместного пути я взяла управление на себя полностью. Потом я поступила в университет, на химический факультет. Правда, проучилась недолго, потому что забеременела. Но, вернувшись после родов, я восстановилась в университете, чтобы завершить образование: с ростом компании оно мне стало необходимо.

— Как вы планировали свой декретный отпуск и возвращение к работе?

— Я забеременела в 35 лет. Это произошло в момент, когда смирилась, что если до этого возраста у меня не было детей, то уже, наверное, и не будет. Безусловно, сейчас рождение сына — одно из самых счастливых событий в моей жизни.

Период, когда я была беременной, принес мне много дополнительной энергии, я была очень активна и все свое время посвящала работе. В эти несколько месяцев у меня было много времени, чтобы лучше понять себя и составить план, по которому я буду развивать свою компанию. С мужем было принято решение, что сами роды пройдут в Коста-Рике, поэтому мне было важно подготовить компанию, чтобы несколько месяцев мои сотрудники могли функционировать без меня. На седьмом месяце беременности я улетела и после все дела вела дистанционно.

— С чем вы столкнулись в декретном отпуске и отпуске по уходу за ребенком?

— В декретном отпуске по факту я не была. Уже минут через 20 после родов я по скайпу консультировала своих сотрудников. Вся работа, которую можно было выполнять на компьютере — финансовые отчеты, создание новых формул, планирование и маркетинг, — были моей зоной ответственности. Через шесть месяцев, когда вернулась в Москву, я наняла няню на пять дней в неделю, а после было принято решение, что няней для сына станет моя мама. Это дало мне возможность меньше беспокоиться и сконцентрироваться на развитии бизнеса.

— Как вы выбрали направление, которым занимаетесь?

— Иногда мне кажется, что не мы выбираем, чем будем заниматься в будущем. Все складывалось как по сценарию. Это дело выбрало меня. То, что косметика выйдет на первый план, я поняла не сразу. Только когда осознала, что не могу не заниматься этим. Это как любовь с первого взгляда. Вставала утром и первым делом садилась увлеченно читать форумы, книги, смотрела видео о технологических процессах и так до вечера каждый день.

— Как вы нашли деньги для старта?

— Так как было понятно, что мир фотографии для меня — пройденный этап, я продала всю свою технику, и этих средств хватило на начальные закупки ингредиентов. Сначала мы пользовались контрактным производством. А во время моего декрета, пока я была не в России, появилась возможность арендовать павильон на ВВЦ и открыть свое собственное производство. Я по скайпу выбирала помещение и нашла дополнительные инвестиции для строительства лаборатории. Мне предложили принять участие в съемках рекламного ролика. Малыш был тогда на грудном кормлении — было непросто решиться улететь в Москву на полторы недели, оставив его, чтобы отснять материал. Но я сделала это, волнения были напрасны, и сын хорошо перенес мой отъезд. Этих денег мне хватило на начальный ремонт и аренду. Благо нам дали тогда ремонтные каникулы.

— Что было самым сложным?

— Научиться управлению компанией. Организовать правильную работу нескольких сотрудников. Без навыков бизнес-процессов было сначала непонятно, что делать и как. Но желание и последующий опыт оказались сильнее. Со временем поняла, как планировать финансы и давать правильные задания персоналу. Нашла специалистов, которые помогли правильно оформить необходимую документацию.

— Когда и как бизнес стал приносить деньги?

— За первый год работы мы вышли в ноль. У меня появилась возможность повысить качество продукции. После того как я построила свое производство, мы стали больше экспериментировать и контролировать все процессы. Сначала были усовершенствованы рецептуры по сенсорике и стабильности, получилось увеличить срок годности продукта. Все это повысило продажи, и через примерно три года после открытия мы вышли в плюс. Сейчас мы развиваем контрактное производство. Я создаю косметику теперь и для других нишевых брендов.

— О чем вы жалеете? Что бы сделали иначе?

— Я ни о чем не жалею, честно. Все мои ошибки — это мой опыт, который дает мне рост. Разве что не вложила бы так много денег в строительство лаборатории, а сначала бы их потратила на современное оборудование. Но, может быть, то, что я поступала порой нелогично и смогла преодолеть все трудности самостоятельно, дало мне такую закалку. Мне не страшно начинать новое, даже если я слышу от людей, что ничего не получится.

— Какие у вас планы по дальнейшему развитию бизнеса?

— Недавно я закупила дорогое оборудование, которое позволит производить большие объемы. Масштабирование бизнеса необходимо. Также сейчас мы выводим косметику на международный рынок. Я очень рада, что мы смогли сделать качественный российский продукт, который заметили покупатели из разных стран.

Катя Браткова, бренд вязаной детской одежды ручной работы Baboo

— Чем вы занимались до рождения ребенка?

— До рождения первого ребенка я три года работала фоторедактором бумажного журнала «Афиша». Перед этим была редактором сайтов и соцсетей небезызвестного клуба «Солянка» и магазина Twins Shop. До этого успела много где поработать официанткой — от «Пропаганды» до «Шатуша».

— Как вы планировали свой декретный отпуск и возвращение к работе?

— Беременность не была большой неожиданностью. Первые подозрения появились на тренировке по бадминтону — мы тогда тренировались с друзьями, у меня резко не стало сил заниматься в привычном режиме, а тест на беременность все подтвердил.

Я решила ничего не планировать, а сначала сориентироваться в новых реалиях. Работа в журнале с ночными сдачами в моем понимании плохо совмещалась с маленьким ребенком, поэтому я не спешила. А когда настало время выходить обратно в «Афишу», от старой команды уже ничего не осталось (по-моему, даже бумажная версия издания прекратила свое существование), и я больше к этому не возвращалась. Как раз в декрете и зародился Baboo. В какой-то момент я начала вести соцсети Политехнического музея, а затем вышла на работу в онлайн-школу Bang Bang Education — заниматься производством и развитием курсов.

— С чем вы столкнулись в декретном отпуске и отпуске по уходу за ребенком?

— Ну прежде всего — с тотальной переустановкой образа жизни. Раньше я не очень любила сидеть дома, поэтому с первым ребенком мы много гуляли и путешествовали, лишь бы не этот день сурка. Тем не менее местами это было сложно именно ввиду старых привычек. Все вечеринки и тусовки вдруг стали мне не очень доступны, отвалилась большая часть моего привычного окружения. Чуть позже я поняла, что мне на самом деле уже и не очень хочется куда-то ходить по ночам с непонятной целью, а поначалу казалось, что жизнь проходит мимо. Сейчас я пришла к тому, что мне очень комфортно просто быть дома со своей семьей, а на общение и какие-то вылазки я теперь чаще согласна только в компании приятных и близких мне людей.

— Как пришло решение развивать свой бизнес? Как вы решились?

— Честно говоря, решение не пришло до сих пор. Все еще ощущаю себя на этапе «попробовать». Основным мотиватором в конечном итоге стала моя мама и желание ее поддержать. Вязание — это то, что она делает очень хорошо и любит, и наш проект — это возможность для нее заниматься любимым делом. А начиналось все с того, что после рождения старшей дочки мама начала вязать для нее детские вещи в промышленных масштабах, мы регулярно собирали комплименты и первые заказы, так что я решила завести нам инстаграм-страничку. Ну и это такая внутрисемейная связь: дочка стала вдохновением для нас, мама воплощает это в жизнь. Плюс вся эта затея — это такой хороший способ понаблюдать за собой: я вижу здесь большой потенциал для личностного роста.

— Как вы выбрали направление, которым занимаетесь?

— Да так же, как и многие другие женщины, которые пытаются переосмыслить себя через материнство и часто придумывают что-то на детскую тему. Сказать, что я сидела и выбирала, куда приложить свои силы, не могу, все органично сложилось само.

— Вы действовали сами или у вас были партнеры?

— У нас нет партнеров, Baboo — это семейное начинание, маленькая мастерская, где мама вяжет, а я веду соцсети и общение, фотографирую, делаю закупку ниток и фурнитуры. Модели мы обсуждаем вместе, я обычно предлагаю визуальный образ, а мама вносит коррективы, насколько это будет удобно и практично. Надо сказать, это ее сильная сторона. После двух детей я точно понимаю, что вещь, насколько бы красива она ни была, если будет неудобной и непрактичной, вряд ли станет любимой, а в итоге будет редко использоваться. Тем более в случае с детьми.

В некотором смысле я могла бы назвать нашим партнером дизайнера Диму Пантюшина, он рисовал нам логотип и помогает с бирками/визитками/наклейками при необходимости, за что ему огромное спасибо.

— С чего вы начали?

— Я выделила какие-то деньги из личных накоплений и сделала первую закупку пряжи. Мама к этому моменту уже придумала шапочку-бонетку, которая стала визитной карточкой нашего бренда и привлекла к нам внимание. Потихоньку начались продажи. Я сходила на «Ламбаду», друзья написали про нас в «Инстаграме», и все пошло-поехало. Довольно органично.

— Как вы нашли деньги для старта?

— Старт был с 50 тыс., так что хватило личных накоплений.

— Что было самым сложным?

— Для меня, наверное, самым сложным остается вопрос коммуникации с аудиторией. Одно дело, когда к тебе обращаются друзья и знакомые, другое — когда те, кого ты совсем не знаешь. Так как проект семейный и очень личный, то и отношение к этим вещам как к детям. У меня бывали ситуации, когда я не хотела продавать наши вещи некоторым покупателям. Это, наверное, очень странно звучит, и не должно так быть в сфере продаж, но у меня не всегда получается отделить себя от проекта. Может быть, кто-то узнает себя в этом. Думаю, в перспективе эту часть работы нужно будет делегировать. Уж больно сильно я переживаю о том, достаточно ли была вежлива и как вел себя курьер. Это отнимает много сил. Но при этом в основном наши покупатели — прекраснейшие люди с чудесными детьми, с которыми очень приятно общаться, с кем-то мы даже подружились. В этом смысле я очень благодарна мирозданию.

— Когда и как бизнес стал приносить деньги?

— Лично у меня за все время проекта всегда была параллельная деятельность, обеспечивающая мне доход, поэтому я до сих пор практически ничего не беру из Baboo. Основное — это оплата работы мамы и закупки, весь оставшийся доход я пускаю дальше на развитие Baboo. Сейчас, в связи с рождением второй дочки, мы снизили активность, в основном вяжем на заказ, но планируем вернуться в строй.

— О чем вы жалеете? Что бы сделали иначе?

— Ни о чем. Все идет как идет, и я принимаю это как есть. Возможно, потому что у меня не было больших ожиданий от проекта и я не собиралась покорять мир. Тем не менее прошло пять лет, а проект все еще мил моему сердцу, я не выгорела, и мы продолжаем наше дело.

— Какие у вас планы по дальнейшему развитию бизнеса?

— Хотелось бы попробовать выйти за пределы российского рынка. Сейчас большой запрос в мире на этичный подход к потреблению. И мы в этом смысле абсолютно прозрачны и понятны. Мы используем пряжу высочайшего качества, вещи создаются руками в хороших условиях, мама, например, стирает каждое изделие с детским средством, пришивает пуговицы руками, не говоря о том, что вяжет тоже на спицах, а не на машинке. Вещи служат долго, меня очень радуют фотографии наших знакомых, которые передают наши кофточки и шапочки друг другу, и их поносили уже пять-шесть детей. То же самое с вещами, которые носят мои дети. То есть я уверена в этом продукте. У нас часто заказывают из-за границы, в основном из Европы, и я думаю о том, чтобы показать наш проект в других странах. 

Яна Виндзор, бренд органического мыла и ароматов для дома Windsor's Soap

— Чем вы занимались до рождения ребенка?

— Многие весьма приличные издания ценили мой хлесткий слог и ироничное отношение к моде. Я вела колонки: о мужской моде на «РБК Стиль», на спорные темы на сайте Interview Russia, работала в редакциях Cosmopolitan и tsum.ru. 

— В каких обстоятельствах вы узнали, что ждете ребенка?

— В довольно легкомысленных, надо признаться: заметила, что меня, как на заре взрослой жизни, как-то уж слишком мутит на утро после вечеринки. Как сейчас помню бурю эмоций на лице моего обычно очень сдержанного друга, дизайнера Сережи Теплова: минуту назад он топит за «Ребенок? Отличные новости, в хозяйстве пригодится!», а вот понимает, что с двумя полосками на тесте продолжать собираться на вечеринку уже как-то неловко… С этим дружеским «Эх, Яна, ну не могла ты завтра тест сделать...» началось осознание, что отныне ни мое тело, ни мое время больше не принадлежат лично мне и теперь будет совсем другая жизнь.

А если серьезно, то появление ребенка совпало с каким-то периодом полного обнуления в моей жизни, но тогда я не могла и предположить, каким долгим, стрессовым, плодотворным, счастливым и по-хорошему непредсказуемым он будет.

У меня была затянувшаяся пауза в карьере, но, конечно, ребенок — это было последнее, на что бы я уповала и осмысленно решилась, задавшись целью изменить свою жизнь. Квартира в аренде, совершенно эфемерная профессия в умирающей индустрии печатного глянца и, главное, вот это чувство уязвимости — ведь отныне я должна оберегать нечто, что мне дороже самой себя… Короче, все условия были скорее против незапланированного ребенка, но я предпочла схоластический подход: ничего не делала и ждала, что же из всего этого выйдет.

— Как вы планировали свой декретный отпуск и возвращение к работе?

— Как бы я ни планировала его, вышло по-другому: в свое время перейдя на фриланс в глянце, я открыла и возглавила небольшое модельное агентство на базе одного крупного e-commerce-ретейлера одежды. На фоне кризиса 2014 года решено было свернуть проект с агентством, произошло это одновременно с новостями о ребенке, и, собственно, проработав в агентстве до декрета, уходила я, в общем-то, в никуда.

Иллюзий не было — я, при невероятной любви к ребенку, ни разу не допускала мысли, что хочу и могу провести ближайшие пару лет в обнимку с колыбелью. На новую работу я вышла, когда дочери было три с половиной месяца: в редакции сайта ЦУМ требовался редактор — это было буквально в пяти минутах от дома, а мне как раз подвернулась подходящая няня.

На тот момент я была одна с ребенком и, когда поняла, что уже три недели разговариваю только с кассиршами в супермаркетах, даже не стала раздумывать. Никаких препятствий, но и поблажек тоже ребенок собой не представлял и не нес. На новой работе я так же, как и мои 20-летние коллеги, пила в ночи ледяную водку с Карин Ройтфельд и цыганским хором и так же ночь напролет писала титры для своего первого видеоинтервью с Анной Делло Руссо. В общем, все сошлось как-то комфортно и без стресса.

— С чем вы столкнулись в декретном отпуске и отпуске по уходу за ребенком?

— Главным и, пожалуй, единственным запомнившимся открытием было то, что отныне мне придется покупать свое свободное время и никогда уже оно не будет моим. В остальном ребенок вполне органично вписался в мою жизнь — я и раньше-то не сплавлялась по горным рекам каждую свободную минуту, и даже мое прежнее убеждение в том, что жизнь с ребенком в Москве невозможна без машины, разбилось о сервис помощи метрополитена «колясочницам». В общем, декрет — прекрасное время, особенно если нет необходимости думать о будущем и искать работу, как было в моем случае.

— Как вы выбрали направление, которым занимаетесь?

— «Нашла себя в декрете». Где-то в период ожидания ребенка вечеринки в «Симачеве» сменились домашними просмотрами фильмографии Рэйфа Файнса — с одновременными сеансами мыловарения, которое стало моим хобби. Я узнала, что не только мыло, но и всякие классные гедонистические штуки — бомбы для ванны, свечи — тоже можно делать дома, своими руками. Слава богу, я была не в курсе, какие чудовищно безвкусные формы порой принимает это самое популярное среди домохозяек хобби. И равнялась скорее на красивые премиальные марки: Jo Malone, Molton Brown, Millefiori Milano…

Я всегда была большим фанатом запахов, не только парфюмерного тяжелого люкса, но и ароматов спа. Поэтому, когда я увидела в ближайшем магазине ингредиентов для мыла стойку с эфирными маслами, это все решило. Сейчас все ароматы Windsor’s Soap основаны на натуральных эфирных маслах, которые своими запахами прочно ассоциируются с одними из самых приятных моментов в жизни. В общем, сам процесс создания мыла ужасно увлекал меня, и я стала варить мыло килограммами и дарить друзьям. С первого же знакомства они твердили: «Яна, срочно делай свой бренд и продавай это мыло, оно прекрасно!» А я долго даже представить не могла, с какого конца начать.

— Как вы решились?

— Случайно, с опозданием, но лучше поздно, чем никогда. Уже делая и раздаривая мыло — и я сейчас не шучу — килограммами и получая только восторженные отзывы, наслаждаясь процессом и результатом, я почему-то продолжала держаться за СМС о зарплате от очередного журнала. Но будем честны: суммы в этих СМС не особенно менялись с нулевых, в отличие от расценок на аренду квартиры. И классными подарками с презентаций модных брендов эту квартиру не оплатишь, увы.

Более того, с моей точки зрения, индустрия глянца, да и диджитал-медиа, стремительно схлопывалась. Я поняла, что я больше не хочу искать работу, знакомиться с нравами новой редакции и начальства, писать об одном и том же уже десять лет, я просто хотела делать что-то свое. Я умела классно делать очень интересный продукт — и я стала менять его на деньги.

— Вы действовали сами или у вас были партнеры?

— У меня был и есть партнер, и без его уверенности в успехе, напоминающей порой асфальтоукладчик, мыло бы так и осталось моим богемным хобби. Мой IT-гений за пару выходных собрал наш магазин, а фотографа, который «по бартеру» отснял для этого мыло, я нашла силами «Фейсбука». Мне было важно как-то элегантно обставить момент обмена денег на продукты, потому что продавать свое мыло через, скажем, «Инстаграм» мне казалось немного дилетантским подходом, поэтому сайт мы постарались сделать «по-взрослому».

Меня часто спрашивают, что же за крутое агентство сделало нам сайт и логотип. Его мне нарисовала моя сестра, графический дизайнер.

— С чего вы начали?

— Долгое время до запуска я не могла придумать упаковку. Хотелось и не скрывать внешний вид мыла, и сохранить запах, и в то же время дать его почувствовать. А потом я поняла, что покупать его будут все равно онлайн, какая разница, пахнет оно сквозь упаковку или нет. Ее в итоге я выбрала максимально практичную, но резонирующую с моими представлениями об элегантности.

Конечно, это было немного странно — продавать ароматы по картинке в онлайн-магазине, но я пытаюсь возместить покупателю этот риск сервисом: пробники продуктов к каждой покупке, подписанные мной вручную открытка и бирка с именем заказчика или конечного адресата подарка — по желанию. Я стараюсь балансировать на грани реально качественного люксового продукта и личного почерка во всем (ведь я сама придумываю все запахи) и при этом не скатиться в #хендмейд и #домашнеемылоручнойработы.

Вслед за мылом и бомбами для ванны у нас появились свечи, затем диффузоры и спреи для дома.

— Как вы нашли деньги для старта?

— Даже не искала. Мой мыльный бизнес начался абсолютно без инвестиций и накоплений, грубо говоря, мы с партнером решили начать всю эту авантюру всего лишь на одну его зарплату — с маленьким ребенком и живя в арендованной квартире. Вложения были минимальные: материалы, купленные в розницу, типография, документы. Ну а дальше все расходы уже окупались сами: офис, сотрудники, оптовые закупки материалов, съемки.

— Что было самым сложным?

— Самое сложное — выстроить внутреннюю систему в довольно-таки творческом проекте. Как человек, в свое время с радостью сбежавший из больших корпораций, я мучаюсь, снова ведя все дела в Trello.

Также для меня было морально сложно делегировать некоторые процессы. Зато какое же это счастье — перепоручить кому-то еще часть своих задач. Но в таких эфемерных материях, как написание тонкого ироничного рекламного текста, поста, фотосъемка, композиция, стиль, — тут человек либо чувствует, либо нет. После бессмысленно слитого рекламного бюджета в третьем по счету агентстве, утерев кровь, брызнувшую из глаз при виде их текстов в стиле «записываемся на ноготочки», я смирилась с тем, что на эсэмэмщика с моим вкусом и слогом я пока не заработала, поэтому и эту работу делать придется тоже мне.

— Когда и как бизнес стал приносить деньги?

— Сразу. Мы только открыли сайт — и буквально два-три отзыва от моих близких друзей, кто уже не первый год мылся подаренным мной мылом, принесли первые продажи. А уже через пару недель началась предновогодняя подарочная лихорадка, и стало понятно, что все получилось. Помню, как по десяткам посыпавшихся уведомлений о заказах я поняла, что вышло мое первое интервью на Blueprint и пост в канале о настоящей моде Good morning, Karl!. Его автор Катя Федорова — фея-крестная моей марки, она прочила успех еще самым первым кусочкам мыла.

Было забавно, когда я звонила согласовать доставку и представлялась, а человек на том конце провода только закончил читать мое интервью, и никто не мог поверить, что я сама занимаюсь этим всем. А я не могла поверить, что вот у меня уже маленький цех, в спальне — небольшой склад, и все эти разговоры за третьим бокальчиком, что пора бы сделать свою марку мыла, — да вот же они, на глазах стали реальностью!

— О чем вы жалеете? Что бы сделали иначе?

— Я жалею об уже упомянутых трех попытках нанять агентство для размещения рекламы в соцсетях — вполне популярные агентства так молниеносно и бессмысленно слили существенные на тот момент для нас бюджеты с нулевым результатом, что в буквальном смысле повергли меня в депрессию: я не могла понять, как люди тоннами покупают всякую ерунду в интернете, а мое чудесное мыло с красивыми картинками — нет. Только тогда, когда мыло и без рекламы, благодаря сарафанному радио, стало приносить достаточно денег и мой партнер смог уйти с тогдашней работы и полностью посвятил себя нашему проекту, в частности сам стал запускать нам рекламу, она заработала. Ну и конечно, очень жалею, что не затеяла все это раньше, — так мне нравится все, что происходит с маркой.

— Какие у вас планы по дальнейшему развитию бизнеса?

— В разработке целая линейка bodycare-продуктов и большая коллаборация с очень динамичным fashion-брендом USHATÁVA: еще летом мы презентуем созданные для них спреи для дома. Также набирает обороты наш сервис по оформлению ароматами мероприятий и пространств. В августе в магазинах Terekhov Girl запахнет нашим специально созданным ароматом. Аромамаркетинг сегодня стал общим местом, но запах, который вам бесплатно выдали в нагрузку к аромамашине или который вы купили в сетевом масс-маркете, не сможет отразить ваши ценности и атмосферу так, как созданный на заказ по вашим референсам аромат. Для баров, шоурумов, салонов красоты, стоматологий по всей стране я создаю свои запахи и упаковываю в них все заведение. Это аромат для помещения, жидкое мыло и лосьоны для рук в уборных, подарки для клиентов, причем часто я подбираю и подходящую под интерьер упаковку, если наша не очень вписывается в него.

Также мы оформляем запахами и мероприятия — и свадьбе, и модному показу не помешает пахнуть особенно. Мечтаю сделать свой аромат для красивого отеля, да и вообще люблю интересные коллаборации и сочинять запахи, пробуя новые для себя ноты, по референсам заказчика. Тут я вижу огромный потенциал на поле корпоративных подарков — элегантная свеча с классным запахом, очевидно, желанней сувенирной кружки, да и место для кобрендинга там тоже есть. И разумеется, мы планируем собственные офлайн-магазины — потому что ни поднимать цены, чтобы хоть как-то оправдать большие комиссионные ретейлеров, ни терять личный контроль над качеством клиентского сервиса я не хочу.

Яндекс. Директ