Свершения
Как открыть зооприют, что нужно знать волонтерам и хозяевам животных
© Krista Mangulsone/Unsplash
Пенсионерка Анна Могильнер рассказывает о работе зоозащитного центра «Новый ковчег» в Обнинске и о том, как вообще открыть приют для собак и кошек: где брать землю, как находить деньги, от кого ждать помощи и кому отдавать животных.

— Как вы решились открыть приют для животных?

— Десять лет назад собралась инициативная группа, которая решила изменить ситуацию с бродячими животными в городе. Приют создавать не собирались, хотели просто заняться стерилизацией, передержкой после операции и выпуском. В результате получился приют — выпускать ласковых и адекватных животных жалко и некуда, щенки и калеки на улице погибнут (их довольно много). Сейчас отступать уже некуда.

— Какая территория в вашем распоряжении? 

— Мы взяли в аренду у города 0,9 гектара. Используем из них 0,6 гектара. Остальное даже не огорожено — нам не хватает средств. Это третья территория (надеюсь, окончательная), которую мы получили в аренду. Раньше здесь были старые очистные сооружения, соответственно — бетонные квадраты, ямы, какие-то лотки и прочий бетонный хлам в полном объеме. По сути, она никому не нужна, но пришлось собирать дачников, которые живут в 100 метрах от нашей границы, и уговаривать их не выступать против приюта, потому что собаки лают и в крайних домах этот лай хорошо слышен.

Мы вложили много сил в это место. Здесь не было никаких коммуникаций, сплошные бетонные глыбы и прочий ужас. Сейчас все более-менее прилично выглядит; конечно, мечтаем освоить всю территорию (есть эскизный проект нашего развития).

— Сколько сейчас животных на вашем попечении?

— В данный момент около 150 собак и 70 кошек. Плюс многие (минимум половина от этого количества) на передержках у волонтеров.

— Как вы нашли инвестиции?

— Мы живем в основном на пожертвования обычных людей (большая часть бюджета). Постоянный спонсор один (оплачивает счета на ветпрепараты), иногда разово помогают предприятия. Постоянно размещаем проекты на платформах краудфандинга (прежде всего это Dobro.mail.ru, реже Planeta и Boomstarter), в прошлом году удалось получить президентский грант.

Администрация выделяет 150–200 тыс.  рублей в год по конкурсу.

— Что было самым сложным, а что, наоборот, оказалось простым?

— Очень сложно с людьми: сложно общаться с волонтерами, а еще сложнее — с обычными людьми, желающими нам кого-то «сдать». Сложно создать достойные условия для большого количества животных при очень небольшом количестве денег. Сложно, когда у тебя на руках умирают щенки и котята, потому что нет условий их правильно содержать, а подкидывают бесконечно.

Простым — не знаю. Простого нет, пожалуй.

— Как люди узнают о вас? Как принимают решение помогать?

— Мы часто появляемся в прессе и приглашаем ТВ (Обнинск город небольшой, все друг друга знают, так что это не так сложно, как в Москве, например). На остановках и в газетах постоянно размещаем листовки о пристройстве животных, о пропаганде стерилизации. Устраиваем выставки — раздачи кошек и котят. Участвуем во всех массовых мероприятиях в городе.

У нас есть соцсети, в том числе Instagram, сайт, которые ведутся очень активно, то есть у желающих нет никакой проблемы с нами познакомиться.

— Расскажите о волонтерах приюта. Кто эти люди?

— Их около 30 — все вовлечены в разной степени. Самых активных человек 15, остальные помогают от раза к разу. Все абсолютно разные. В основном это женщины средних лет (40–50), но есть молодежь, есть школьники из кружка «Юный кинолог», иногда помогают студенты.

— Кто может стать волонтером в приюте? 

— Кто угодно. Единственное ограничение — дети до 14 лет только с родителями. Нужно договориться о встрече и прийти; потом можно приходить в удобное время самостоятельно.

Важно понимать, что собаки могут поцарапать и радостно скакать, пачкая грязными лапами одежду (то есть не стоит приходить в белой куртке и на шпильках); что необходимо не бояться собак и иметь хотя бы самые элементарные знания о том, как с ними нужно обращаться; что помогать нужно иногда не в самом приятном деле (например, убрать «отходы жизнедеятельности», или подержать собаку во время ветеринарных манипуляций, или посидеть на капельницах с больным щенком); что рыдания и «ах, у меня сердце кровью обливается» не действуют давно ни на кого и сильно раздражают.

— Как вы пристраиваете животных?

— Листовки на остановках, выставки-раздачи, соцсети. Активно пристраиваем за границу (есть группа волонтеров, которая этим занимается уже несколько лет, и передержки в различных странах, готовые принять животных от нас).

— Какие есть мифы о животных из приюта?

— «Все животные из приюта больные или физически, или "на голову"». Физически — в основном здоровы, больных мы не отдаем, пока не вылечим, все привиты и стерилизованы. Инвалиды тоже есть, но они пристраиваются в основном за границу. По поведению — все разные, здесь проблемы действительно бывают, и часто, но в основном все они решаемые. Мы далеко не всегда можем сказать, как поведут себя наши питомцы в доме, очень многое зависит от хозяев, их подготовки и их ожиданий.

Еще один миф — «Стерилизованные животные превращаются "в овощ", становятся жирными и ленивыми». Полный бред (попробуйте устоять на ногах, когда эти «овощи» гуляют). Полнеть действительно могут, но это легко решается увеличением активности и соответствующим кормлением.

Уходит «Снос крыши во время течки», все остальное остается таким же, как и было.

А еще «Дворняги не болеют, и кормить их можно чем угодно». Болеют, и кормить их надо хорошо, как любую собаку. Не отходами, картошкой и макаронами, а тем, что положено есть собаке. И прививать от болезней, и обрабатывать от блох и клещей их надо так же, как и породистых. И аллергии у них бывают тоже.

Плюс «Собаки из приюта не способны к обучению, их только на цепь». Это не так. Способны, и ничуть не меньше, чем породистые. А на цепь мы не отдаем, потому что уверены, что цепь — издевательство над собакой, а не жизнь. Не способны обучаться бывают хозяева.

И последнее — «Собака из приюта всю жизнь будет благодарна за спасение». Не будет. Собака не выстраивает сложные причинно-следственные цепочки. Ей может быть с вами хорошо, может быть плохо, а решать проблемы должен хозяин. В проблемах виноват всегда человек. Есть благодарные собаки, есть другие; одни не отойдут от нового хозяина ни на шаг, другие норовят сбежать при первой возможности. Они такие же разные, как и люди.

— Кто может взять животное из приюта? 

— Мы не отдаем животных неадекватным людям (их обычно видно невооруженным глазом), пьяным, на предприятия, бродягам, детям. С большой осторожностью — в съемные квартиры, молодым парам (и вообще молодым людям), беременным женщинам, семьям с маленькими детьми.

Проводим подробное собеседование: «Уровень достатка? Чем собираетесь кормить? Что будете делать, если заболеет? Если вам придется уехать? Если поругаетесь и разведетесь? Если возникнет аллергия? Если родится ребенок?» — и так далее. Едем смотреть условия, если все устраивает — отвозим сами или отдаем и просим фото/видео из дома.

Подходит далеко не всем. Нельзя брать «на эмоциях», не имея опыта (или не желая его приобретать), особенно нельзя тем, кто «точно все и лучше нас знает». С такими знатоками вообще лучше дела не иметь, они не слышат ничего.

Нужно иметь свое жилье (или хотя бы точную договоренность с хозяевами), «запасные аэродромы» (куда можно на время пристроить животное в экстренных случаях), достаточное здоровье, хотя бы средний достаток (чтобы было чем кормить и на что лечить при необходимости).

Нужно понимать, что может быть много проблем, довольно стандартных, но от этого не менее неприятных (лай и вой в отсутствие хозяина, мечение всего вокруг, туалет везде — вот обычный перечень). И нужно понимать, что решение может потребовать серьезных усилий и времени, «волшебной таблетки» от этого не придумано. Если человек мечтает о друге, но не готов вкладывать в создание этого друга силы, нервы, время и деньги, то лучше никого не заводить. Здесь четкая закономерность: чем больше вложишь, тем больше получишь взамен.

Если вы хотите помочь приюту, вы можете перевести деньги на его работу через сайт.

Яндекс. Директ