Свершения
Бизнес из декрета: 10 вдохновляющих историй. Часть 1
© Мария Кушнир
Мы собрали истории женщин, запускавших свое дело с младенцами на руках: основательницы студии декора для праздников, владелица издательства дизайн-раскрасок, хозяйка бренда модной детской одежды и глава продакшена по фотосъемке еды.

Катя Сучкова, Оля Баранова, креативное агентство по оформлению праздников OK! baby-agency

— Чем вы занимались до рождения ребенка?

Катя: Я проработала в любимом журнале Yes! 10 счастливых лет. Сначала была просто редактором сайта, потом главным редактором сайта и последние пару лет параллельно исполняла роль заместителя главного редактора.

Оля: После окончания института я несколько лет работала в разных творческих проектах: иллюстратором детских книг в издательстве, дизайнером-аниматором образовательных программ для детей. А потом попала в журнал Yes! и стала работать там дизайнером и иногда иллюстратором.

— Как вы планировали свой декретный отпуск и возвращение к работе?

Катя: Я планировала родить ребенка, продолжать работать из дома и вернуться в редакцию месяца через три. Но что-то пошло не так. И я никуда не вернулась ни через три месяца, ни через полгода, ни через год. А потом журнал и вовсе закрыли, и возвращаться стало некуда. Пришлось думать, чем заниматься дальше.

Оля: Я с радостью ушла в декретный загул и раньше чем через два-три года возвращаться не собиралась, но вернулась через один год и девять месяцев.

— С чем вы столкнулись в декретном отпуске и отпуске по уходу за ребенком?

Катя: С забвением. В какой-то момент было ощущение, что в моей жизни больше нет друзей и подруг, а есть только подгузники, слезы и агуканье. Было тяжело. Спасала сестра, которая родила за полгода до меня: нам всегда было о чем поговорить.

Оля: Я уже мало что помню… Помню, что набрала много веса после рождения ребенка. Была спокойной «молочной коровой». Мы с ребенком хорошо ладили: полежать так полежать, кормить так кормить, гулять так гулять. Наверно, больше никогда в жизни столько не валялась, не гуляла и не тупила в планшет.

— Как пришло решение развивать свой бизнес?

Катя: Родив ребенка, я осознала, что моя жизнь никогда не будет прежней, как бы банально и пафосно это ни звучало. И что теперь надо придумать, как подстроить работу под свою новую жизнь, чтобы не навредить ни себе и своим профессиональным амбициям, ни ребенку, который теперь требовал постоянного внимания. Свое дело, когда ты сам себе хозяин, казалось отличной перспективой.

Оля: После того как журнал закрылся, мы не хотели расставаться с моим напарником — дизайнером Настей. Можно было перейти работать в другой журнал, но это казалось скучным и совсем не привлекало. А тут Катя, которая была в декрете, написала мне письмо с идеей праздничного агентства. Мы встретились — и понеслось...

— Как вы выбрали направление, которым занимаетесь?

Катя: Первые полгода в декрете, когда ребенок почти все время спал, а я лежала с ним рядом, я много времени проводила в интернете, в частности в «Инстаграме». Много читала и смотрела западных блогеров, любовалась картинками с детских праздников, разным прикольным декором, который тогда только начинал появляться. И мне показалось, что это может быть интересно.

Оля: Я всегда была творческим человечком — любила рисовать, мастерить игрушки, клеить скульптуры из бумаги. Я предчувствовала, что в сфере детских праздников мне будет где развернуться.

— Вы действовали сами или у вас были партнеры?

Катя: Когда мне пришла в голову идея заниматься декором для детских праздников, я сразу подумала о своих коллегах из журнала Yes!, ведь это самые творческие и креативные люди, которых я когда-либо знала. В тот момент журнал как раз закрывался, и я решила предложить девчонкам открыть свое, точнее наше общее, дело. Я позвонила Оле и озвучила свою идею. Она сразу же загорелась — и мы назначили встречу.

Оля: А я, как уже известно, предложила Насте.

— С чего вы начали?

Катя: Мы придумали название, разработали фирменный стиль (логотип, цвета и так далее), завели страничку в «Инстаграме». И решили, что надо рассказать всем о том, кто мы и чем теперь занимаемся. Для этого мы арендовали фотостудию на пару часов, подготовили первые картонные декорации, купили закуски и напитки, нашли фотографа и позвали друзей с детьми на вечеринку-фотосессию.

Оля: Первые несколько месяцев мы работали у меня дома, а потом всем это надоело, особенно мне, конечно, и мы сняли малюсенькую комнатку на чердаке бывшей чулочной фабрики. Поначалу делали все долго, узнавали на примере проб и ошибок какие-то новые для себя технические вещи: как картон гнуть и резать, что есть домашние плоттеры для резки бумаги, как засовывать конфетти в прозрачные шарики и так далее.

— Как вы нашли деньги для старта?

Катя: Мы их особо не искали. На первых порах наши вложения были минимальными. Мы скинулись поровну на промофотосессию, на печать визиток и на расходные материалы.

Оля: Когда мы решили снимать офис, мы скинулись по 10 тыс. рублей (итого получилось 30 тыс.) и поехали в «Икею»! Накупили там столов, стульев, стеллажей, коробочек и много всего и даже ковер для уюта! И все это служит нам до сих пор (кроме ковра).

— Что было самым сложным?

Катя: Наверное, сложным был переход от маленького скромного бизнес-начинания к более серьезному проекту. В первое время проектов было немного, поэтому Оля и Настя готовили все декорации к праздникам из дома, а я все организовывала с ребенком наперевес, выезжая на пару часов на встречи с клиентами и партнерами. Когда же бизнес начал развиваться, мы поняли, что надо менять эту схему. Я не могла нормально отвечать на телефонные звонки, мне нужно было постоянно общаться с людьми. Олина квартира постепенно превращалась в творческую мастерскую, чему она была не рада. Тогда я нашла няню, мы арендовали офис — и началась настоящая работа.

Оля: Сложным было, что никто из нас не имел понятия, что такое бизнес и как его вести, как общаться с клиентами, где их искать, а про документы, налоги и прочее я до сих пор ничего не знаю. Все до этого работали в большой компании как у Христа за пазухой: сидишь, работаешь плохо или хорошо, а зарплата капает. А тут сколько поработаешь — столько и получишь. И еще важно, как поработаешь: сделаешь на отлично, с душой — возможно, приобретешь постоянного клиента. Я почти всегда очень стараюсь, особенно если это именно детский день рождения (а не какой-нибудь бренд), потому что думаю: вот как удивится и обрадуется ребенок моей пиньяте, декорации, рисунку.

— Когда и как бизнес стал приносить деньги?

Катя: Мы получили свой первый коммерческий заказ через два месяца после запуска. И с этого момента начали потихоньку зарабатывать.

Оля: Мне кажется, месяца через три. Ну, мы и нормально работать стали месяца через три после запуска.

— О чем вы жалеете? Что бы сделали иначе?

Катя: Пожалуй, ни о чем и ничего. Все идет своим чередом.

Оля: Я вообще считаю, что мы молодцы. Конечно, были какие-то промахи, были даже провалы, но зато теперь мы знаем, куда лучше не наступать, чтобы не провалиться. И это всегда смешно вспоминать, какие мы были глупые и как протупили.

— Какие у вас планы по дальнейшему развитию бизнеса?

Катя: Планов довольно много, но хромает их реализация, так как на нее, как правило, не всегда хватает сил и времени. Очень хочется расти, развиваться, увеличить команду, научиться делегировать, реализовывать еще больше классных творческих проектов, регулярно проводить мастер-классы по рисованию и изготовлению пиньят, снимать крутые видео «сделай сам», быть лучшими в своей нише, повысить продажи и узнаваемость бренда.

Оля: Планов у нас всегда много, но они не так быстро реализуются, как хотелось бы изначально. Отвлекает текучка. Хотя, возможно, просто никто из нас не хочет перенапрягаться, всему свое время, и мы все гребем в этой лодке как можем, так что, возможно, и догребем до увеличения заказов, дополнительных работников, продаж готовых изделий.

Полина Смирнова, производство раскрасок «Каракули» 

— Чем вы занимались до появления ребенка?

— Муж называет меня «реактивная белка», потому что я всегда что-то делаю. Работаю я с 16 лет, и было многое в моей профессиональной жизни: и на производстве работала (на заводе Метровагонмаш, который делает вагоны метро), и в офисе, была и наемным работником, и в бизнес ударялась. По найму я не работаю с 2009 года. С тех пор как мы всей командой ушли из одного крупного банка (работали там в отделе обучения и развития, все бизнес-тренеры разного масштаба) и подались в сферу сертификации промышленного оборудования, основали свою небольшую посредническую организацию. В общем-то, в этой сфере я и трудилась до появления ребенка.

Кроме работы у меня еще был проект в формате хобби — две мои подружки и я вели блог про людей, которые нашли свое дело в жизни. Мы искали героев с интересными профессиями, ездили к ним на интервью, всегда общались только вживую, все визуальные материалы и фото использовали свои. И публиковали в блоге. Вообще вспоминаю сейчас и понимаю, насколько классный, качественный это был проект. Мы создавали авторский материал. За два года существования проекта мы взяли интервью почти у 70 человек, среди них фермер, водитель мусоровоза, физрук в школе, акушер-гинеколог, пластический хирург, онколог, ресторатор, парфюмер, много предпринимателей, творческих людей…

Я тогда находилась в поиске себя. Понимала, что сертификация — это не то, чем хочу заниматься в жизни. Но что именно мое, не могла нащупать, вот и старалась быть поближе к тем, кто уже себя нашел.

— В каких обстоятельствах вы узнали, что ждете ребенка?

— В туалете с тестом в руке. А вообще мы были в отпуске всей семьей, там и узнали.

— Как вы планировали свой декретный отпуск и возвращение к работе?

— Вообще никак не планировала. К моменту рождения дочки я уже попрощалась со своим партнером, с которой мы вместе работали в нашем сертификационном проекте, и стала просто мамой. Планов не было. Мне хотелось наслаждаться материнством. Чем я и занималась первый год в декрете.

— С чем вы столкнулись в декретном отпуске и отпуске по уходу за ребенком?

— Оказалось, материнство не имеет ничего общего с тем, как его преподносят инста-мамы в своих аккаунтах.

Пока я была беременна, я думала, что с легкостью буду совмещать с материнством свою привычную жизнь. В реальности оказалось все не так. И я стала человеком, чье расписание и планы зависят от распорядка дня ребенка. Возможно, я что-то делала не так или относилась к некоторым вещам не так… По идее, я должна быть мамой-уткой, которая решает, куда идет, а птенчики послушно топают за ней. Но у меня не получилось. Первый год я послушно подчинялась маленькому щекастому императору. Но первый год меня это и не напрягало. Это был классный опыт, и мне интересно было его пережить.

— Как пришло решение развивать свой бизнес? 

— Решение пришло от скуки. Через год в декрете я начала понимать, что мне не хватает движухи и я устала от круговорота материнских дел: покормить, убрать, погулять, помыть, уложить спать… У меня начала ехать крыша, и я прямо остро почувствовала себя не на своем месте. Как будто бы я Томас Эдисон, который может изобрести электричество, а вынужден работать охранником в «Пятерочке».

Нереализованность потенциала меня прямо сжирала. И несколько месяцев я провела в депрессии по этому поводу. На мое счастье, оказалось, что моя соратница по декрету, с которой мы гуляли с колясками, находится в таком же самом положении. И мы сместили фокус наших разговоров на прогулках с подгузников на темы саморазвития, предпринимательства и всего такого прочего. В то лето мы прочитали на двоих какое-то огромное количество книг. И уровень теории в наших головах начал зашкаливать, все это требовало выхода и применения на практике. Мы решили открывать бизнес. И нам было все равно какой. 

— Как вы выбрали направление, которым занимаетесь?

— Сначала мы решили открыть клининг. И однажды ночью, уложив дочь спать, я серфила в интернете, искала инфу по клинингу, смотрела, что уже есть на рынке. И, как это обычно бывает в интернете, сначала ты ищешь, как открыть бизнес, а через 15 минут совершенно незаметно для себя уже смотришь, как чихает панда. Вот и я искала, как открыть клининг, а нашла статью с идеями для бизнеса в детской сфере. Дурацкая была статья, но идея с детскими раскрасками сразу как-то запала мне в голову, и сразу стал понятен весь процесс от А до Я, что и как мне надо делать. Я посмотрела, что предлагает рынок на эту тему, поняла, что мы не первые в этой нише, но то, что уже продается, я бы не купила. И решила сделать то же самое, только красиво: на свой лад и в своем стиле. Уже на следующий день мы начали действовать. Искать подрядчиков, придумывать упаковку, иллюстрации, узнавать про доставку и так далее.

— С чего вы начали?

— Нашли иллюстратора, который нарисует крутые картинки для плакатов. У нас вообще упор на это. И красота иллюстрации для нас самый важный фактор в продукте. Красота и игровой потенциал.

Уже два года я имею дело с изображениями, художниками, иллюстраторами и дизайнерами и все больше убеждаюсь в том, что обычная иллюстрация и иллюстрация для раскраски — это вообще не одно и то же.

Потом нашли поставщиков полиграфических услуг, упаковки, транспортных услуг, создали страничку в «Инстаграме».

Сделали прототип продукта, запустили в соцсети анонс, мол, эгей, ребята, теперь у нас можно купить такие вот раскраски, получили первые заказы и очень обрадовались, что поперло.

— Как вы нашли деньги для старта?

— Лично у меня на момент запуска проекта денег не было от слова «совсем». Помните, да? Я не работала, сидела в декрете. Ни у кого денег на бизнес попросить не могла, поэтому я привлекла к финансированию партнера — Олю. На старт нам нужно было около 45 тыс. рублей, сумма небольшая. И Оля предполагалась как основной инвестор, но прямо в период запуска «Каракулей» мне удалось заработать 10 тыс. рублей на рекламе в «Инстаграме», и я вложила их тоже, оплатив первую партию тубусов, 100 штук. Помню, стоят они у меня на крыльце в коробках, а я смотрю на них и думаю, что, наверное, до нового года будем их продавать (был август). В итоге через шесть недель заказывали уже новые 100 штук. Сейчас смешно вспоминать, да и тубусы к нам тысячами приезжают. И это круто.

Есть еще один момент. Через год существования проекта мы стояли на пороге важного решения: либо все сворачивать, либо делать широкий шаг вперед, чтобы вырваться уже из дома (первый год всю работу делали из дома, с детьми на голове, без нянь и садиков). И мы привлекли инвестиции на этот широкий шаг. Сняли офис, склад, взяли ассистента (не удаленного, а настоящего ассистента, которого всегда можно найти в офисе с 10 до 19), рекламщика, бухгалтера в конце концов.

— Что было самым сложным?

— Пф-ф… я смеюсь сложностям в лицо. Шутка. Сложностей было много, просто стараюсь на этом не фокусироваться, а принимать их как задачу, которую просто надо решить, как и все остальные. Когда свой бизнес, эти сложности чуть ли не каждый день на тебя выскакивают из всех углов.

Но, наверное, основное — выкроить время для работы, пока ты весь день дома с ребенком и весь день карусель: накормить, погулять, помыть, спать уложить — и так по кругу. Особенно когда хочется не попки мыть, а поработать. Вот прямо искренне хочется. Идей много, все кипит внутри. А тебе надо в ладушки играть.

Когда появляется свободная минутка, ты никогда не знаешь, сколько на самом деле у тебя есть времени, и не знаешь, за какое дело в итоге хвататься. Никогда не знаешь, успеешь ли доделать. Сложно что-то спланировать… Вот не знаю, как эти мамы из «Инстаграма» с ребенком в одной руке и ноутбуком в другой что-то успевают. У меня не получалось. Но эту сложность мы решили в августе 2018 года, когда уехали из дома в офис, а детей пристроили по няням и в сад.

Остальное как-то все решаемо. Стараемся не паниковать, и намного проще воспринимаются все трудности, когда есть с кем их разделить. Поэтому вот мой совет: не работайте в одиночку. Если не партнер, то какой-то преданный сотрудник должен быть. Иначе крыша поедет. Предпринимателю, а особенно «предприниматери» нужна жилетка для слез и козел отпущения.

— Когда и как бизнес стал приносить деньги?

— Сразу и начал приносить. Мы сразу стали забирать себе часть прибыли. Часть пускали на развитие. Часть на погашение начальных инвестиций в размере 45 тыс. рублей.

— О чем вы жалеете? Что бы сделали иначе?

— Сейчас понимаю, что с самого начала надо было не забирать себе ничего, а все вкладывать в развитие. Куда нам было тратить? Сидели с детьми дома в старых трениках. Но чего уж теперь. 

Мы начали «Каракули» в августе 2017 года, через год, в августе 18-го, вспоминали себя и смеялись над многими нашими тогдашними решениями. Приговаривали: «Вот если б нам тогда знать все, что мы знаем сейчас, мы б тогда о-о-о!» И так каждый год. Но сожаления нет. Это наш путь. Для меня это важно понимать.

Я вот и начинающим предпринимателям про этот путь рассказываю. Все хотят сразу на золотой колеснице по воздуху прилететь к какому-то успешному успеху. Не проронив ни одной слезинки. Не набив ни одной шишки, не побывав в неудобной ситуации, не потеряв внушительную сумму, потому что неверно принял решение, не уволив сотрудника, потому что он плохо работает, ни разу не допустив ошибки. А на золотой колеснице не получится, надо идти пешком. Но по большому счету это и есть самое крутое в предпринимательстве. Годы, проведенные в борьбе, вспоминаются потом как самые счастливые.

— Какие у вас планы по дальнейшему развитию бизнеса?

— Наладить сбыт так, чтобы не приходилось о нем вообще думать. И сосредоточиться на производстве. Изобретать, создавать, совершенствовать… Творить!

У нас вот в самом начале не было миссии, видения, ценностей. Мы вообще, когда начинали, думали, что самый главный смысл у нашего продукта — это «Рисовать на стенах теперь легально». Это был наш слоган первые несколько месяцев.

А потом стали заметны более глубокие смыслы, и один из них, очень важный, оформлен в нашем нынешнем слогане: «Проведите детство вместе». Это о том, что сейчас как никогда семьи разобщены. Живем ведь в шоколадных условиях. Мир, все достижения человечества к нашим ногам, даже стирать самим не надо. И как мы воспользовались освободившимся временем? Уткнулись в телефоны и мониторы. У каждого второго ребенка в Москве есть свой собственный планшет. Даже у двухлетки… Чтоб мультики смотрел и играл. И не отсвечивал. И семья может быть в одной комнате, но не вместе, каждый в своем экране пропал.

И когда нам шлют фото, как вся семья прилипла к нашему плакату и даже старый дедушка плюхнулся на живот и лежит на полу, рисует вместе со всеми, высунув язык, хочется надеяться, что именно эти моменты их семья и запомнит надолго.

Вот для этого и продолжать творить хочется. Такие вот планы.

Елена Судакова, бренд детской одежды LU KIDS

— Чем вы занимались до рождения ребенка?

— Я работала моделью за границей порядка 10 лет и объехала практически весь мир. Удалось даже немного пожить в Австралии, которая меня абсолютно очаровала своим климатом и здоровым образом жизни.

В свое очередное возвращение в Москву я задержалась надолго — от кочевой жизни тоже устаешь. Мне захотелось иметь свой дом в одном городе, семью. Мы с будущим мужем хотели ребенка, и беременность не стала сюрпризом.

— Как вы планировали свой декретный отпуск и возвращение к работе?

— Я не планировала возвращаться в модельный бизнес, так как это связано с большим количеством поездок, а мне хотелось уделять больше времени сыну. Поэтому и возникла идея трансформировать опыт, полученный в модной индустрии, в свой бренд детской одежды.

— С чем вы столкнулись в декретном отпуске и отпуске по уходу за ребенком?

— Для меня самым сложным с маленьким ребенком оказалась полная непредсказуемость быта. Когда полностью зависишь от маленького человека и невозможно ничего планировать. Даже банальный поход в магазин за продуктами может сорваться из-за внезапной температуры.

— Как пришло решение развивать свой бизнес? 

— Мне нужна была реализация вне семьи. Многие преподносят воспитание ребенка как единственный способ самореализации женщины. Я же на себе это не прочувствовала. Бесконечный день сурка, повторяющиеся операции, за которые никто никогда не скажет спасибо, и постоянное чувство вины, что что-то делаешь недостаточно хорошо. Мне было психологически комфортнее помимо «сидения» с сыном по ночам делать свой проект и получать от этого удовольствие.

— Как вы выбрали направление, которым занимаетесь?

— Во время беременности я открыла для себя новый чудный мир детской одежды, когда выбирала первые боди и распашонки. Пришло понимание, что в России выбор достаточно ограничен, и многие вещи я заказывала в иностранных интернет-магазинах. А среди российских детских брендов по стилю мне совсем ничего не нравилось. Так и возникла мысль попробовать сделать что-то свое, тем более шить я люблю с детства.

— Вы действовали сами или у вас были партнеры?

— Первая микроколлекция была отшита в ателье моей подруги, от которого и досталось название LU, но теперь уже с KIDS.

— С чего вы начали?

— У меня не было бизнес-плана, это скорее хобби, выросшее в бизнес. Были идеи, которые мы начали тестировать. Сшили несколько вещей, отсняли на детях, затем приняли участие в дизайнерском маркете.

— Как вы нашли деньги для старта?

— Изначально я рассчитывала только на себя, поэтому первая коллекция была совсем небольшая, а съемки «домашними».

— Что было самым сложным?

— Сложно было прочувствовать вкусы потребителей. То, что казалось классным и интересным мне, прожившей 10 лет за границей, оказывалось непонятным для российского клиента. Также оказалось очень сложно говорить на одном языке с производством, и дело тут не в терминологии. Просто люди привыкли шить по-своему и не хотели выходить из зоны комфорта — постоянно выдавали что-то свое, аргументируя это тем, что «так же лучше». В итоге часто я сама шью первые образцы, чтобы наглядно показать, чего я хочу.

— Когда и как бизнес стал приносить деньги?

— Более-менее стабильная прибыль появилась через год, когда мы стали сотрудничать с магазинами. Но почти вся прибыль вкладывалась в создание новых коллекций, тестирование новых производственных технологий, расширение ассортимента, ну и в целом в расширение бизнеса.

Конечно, мне не хватало человека, который бы заведовал бизнес-составляющей и, возможно, пресекал некоторые творческие порывы, курировал коллекции с позиции статистики продаж.

— О чем вы жалеете? Что бы сделали иначе?

— Если бы я запускала новый бренд сейчас, я бы уделила больше внимания команде и планированию. Невозможно быть дизайнером, директором по производству и маркетологом в одном лице, какая-то часть всегда выпадает. Но, уже получив опыт во всех этих областях, сложно что-то делегировать — кажется, что сама сделаю лучше и быстрее.

— Какие у вас планы по дальнейшему развитию бизнеса?

— Мы сейчас вернулись с международной выставки Playtime в Париже, где из 500 участников было всего два российских бренда. Это был наш первый международный опыт, мы получили очень хорошую реакцию от прессы — стилисты сразу попросили вещи на съемки для журналов и включили LU KIDS в подборку основных трендов следующего лета. Уже были оптовые заказы из США, Кореи и Кувейта.

Что касается российского рынка, здесь все намного сложнее. Ретейлеры не делают оптовые заказы, предлагают взять товар на реализацию, и если откажемся мы, всегда найдется другой бренд, который согласится.

Также сейчас ужесточились правила сертификации детской продукции. Многим маленьким брендам это просто не по карману, все переходят на монопродукт, который не нужно сертифицировать каждый сезон. Ведь все эти расходы приходится закладывать в цену товара. Конечный же потребитель не вникает в ценообразование — ему выгоднее купить детскую одежду в масс-маркете или заказать на AliExpress, чем у российского бренда, создающего рабочие места и размещающего заказы на российских фабриках.

Ксения Манохина, SMM-агентство и продакшен по фото и видео WISH DISH

© Мария Кушнир

— Чем вы занимались до рождения ребенка?

— Более 10 лет я работала фоторедактором и продюсером в разных изданиях (Seasons, Time Out, Collezioni, «Ателье "Афиши"»). Когда мы с мужем планировали беременность, я занималась цигуном, чтобы решить задачи с позвоночником. Уволилась из «Афиши» и полностью посвятила себя здоровью. Через полгода анализы показали, что я беременна.

— Как вы планировали свой декретный отпуск и возвращение к работе?

— После приятных новостей сразу возник вопрос, как я смогу ездить на съемки с большим количеством реквизита и стоять на ногах по восемь часов беременная. Поняла, что не готова и в беременность хочу заниматься спортом и изучением вопроса, что делать дальше с ребенком.

— С чем вы столкнулись в декретном отпуске и отпуске по уходу за ребенком?

— Декрет дался мне непросто. Няня появилась, только когда сыну Платону исполнилось полтора года. Первый большой проект я взяла, когда ему было шесть месяцев. Неделю снимали с Fetish Film проект для рекламы пива. Мы с Платоном переехали на дачу к моим родителям. Рано утром я уезжала на съемки, малыш оставался с мамой и моей бабушкой до позднего вечера, и я возвращалась и с утра снова в Москву. Было сложно совмещать работу и ребенка. Когда он спал, я работала, и это было изнурительно. Возможности взять няню в тот момент не было. Спасала мама, которая иногда оставалась с Платоном. 

— Как пришло решение развивать свой бизнес?

— Я заскучала от работы в офисе. И осознала, что, работая на себя, я смогу развиваться как профессионал и зарабатывать больше. И я начала заниматься самостоятельными съемками. Придумала проект WISH DISH — продакшен по фото- и видеосъемке еды. С названием помог муж.

— Как вы выбрали направление, которым занимаетесь?

— В «Ателье "Афиши"» мы пару лет делали журнал для «Азбуки вкуса», и так я начала стилизовать съемки с едой. Потом уволилась из «Афиши» и занималась съемками еды для ресторанов и журналов. Я работала в паре с фотографом. Мы снимали вместе много лет. Когда я начала приглашать на съемки фуд-стилистов вместо себя, начался бизнес, на котором мы с партнером по проекту споткнулись и не смогли идти дальше. Это было тяжелое расставание после долгих лет сотрудничества.

— С чего вы начали свой бизнес?

— Пока я была в декрете, я собрала несколько команд из фотографов и фуд-стилистов и так работала пару лет.

Я активно начала развивать проект после появления няни, когда стало больше времени и освободились руки. Накопилось желание работать, сменить картинку после дня сурка. Как раз в это время появился проект «Белая Дача», и уже несколько лет мы снимаем уникальный контент для их аккаунтов

— Как вы нашли деньги для старта?

— Больших инвестиций в проект не требовалось. Логотип мне нарисовал друг-дизайнер Миша Ганнушкин по дружбе. Сайт я сделала сама. Реквизит и оборудование для съемок — собственность стилистов и фотографов. Расходы были только на продвижение. Но в нашем случае лучше всего работает сарафанное радио.

— Что было самым сложным?

— Самое сложное для меня — это самоорганизация. Жить в балансе работы и личных дел. Хотя мне очень нравится, что график гибкий и можно иногда больше заниматься ребенком и личной жизнью, а иногда — уйти с головой в проект. Я всегда работала из дома. После переезда из большой семейной квартиры, где была отдельная зона для работы, я арендовала стол у подруги в архитектурном бюро RE studio и работаю там.

— Когда и как бизнес стал приносить деньги?

— Деньги появились сразу. Когда работала фуд-стилистом, это были гонорары за съемки. В декрете и сейчас это гонорары продюсера и комиссия от продакшена.

— О чем вы жалеете? Что бы сделали иначе?

— Да, в общем, ни о чем. Все идет своим чередом.

— Какие у вас планы по дальнейшему развитию бизнеса?

— Когда Платону исполнилось три года, мы с мужем приняли решение развестись. И тут появилась необходимость развивать проект. Первые полгода я не понимала, куда двигаться, и много училась у Макса Коткова в Школе коммуникации.

Появилась уверенность в себе, новые знакомства и желание двигаться дальше. WISH DISH стал продакшеном для решения любой визуальной гастрономической задачи под ключ. В нашей команде — фотографы, фуд-стилисты, повара, специалисты пред- и постпродакшена, иллюстраторы.

Сейчас я активно занимаюсь поиском новых клиентов и упаковкой бизнеса. Все процессы хорошо отлажены, и у нас сильнейшая на рынке команда по съемкам еды. Начала консультировать по маркетингу рестораны, рынки и стартапы. Кроме того, мы преобразовались в продакшен, занимающийся SMM-продвижением. И под ключ берем ведение соцсетей с разработкой стратегии, концепции и производством контента.

Яндекс. Директ