Свершения
Курс на восстановление: почему чинить вещи стало модно (и важно)
© Belle Hunt/Unsplash
«Старый друг лучше новых двух» — поговорка, которую вполне можно применять и к вещам. Вместо того чтобы постоянно покупать новое, можно заботиться о том, что у нас уже есть. Рассказываем, почему мы снова привыкаем чинить вещи и какие бонусы это дает.

Мы не привыкли чинить вещи. Возможно, большинству из нас несимпатична сама мысль о том, чтобы тратить время на восстановление чего-то, что можно купить. Это связано не с коллективной ленью, просто последние пару десятков лет мы жили с установкой на то, что новое — всегда лучше, а многообразие и доступность — высшее благо. Если вы старше 25, то еще застали массовый переход от авосек к одноразовым пластиковым пакетам (бесплатным!). Помните, как полки продуктовых магазинов наконец-то заполнялись продуктами, вещевые рынки — китайскими джинсами всех моделей и расцветок, свежепостроенные торговые центры — модными бутиками с косметикой, декором, обувью, игрушками и вообще всем, что можно пожелать. Потом у нас появилась «Икеа», и мы радостно понесли на помойки стенки, столы-раскладушки и прочее мебельное наследство наших родителей, бабушек и дедушек.

В это время где-то в параллельной вселенной процветали реставраторы — пока мы пытались выучить непроизносимые шведские названия стеллажей и кроватей, некоторые люди разыскивали и восстанавливали дореволюционную мебель, прочесывали блошиные рынки Парижа и Тбилиси, собирали коллекционные сервизы и антикварные книги. Но с годами граница между старьем и ценными вещами стала размываться и даже исчезать. Да, мы по-прежнему можем делить старые предметы на те, что имеют однозначную историческую ценность, и нет. Но мы снова научились брать в расчет ценность личную, наделять вещи собственными смыслами, выбирать качество, а не количество. Мы немного устали от бесконечного потребления: выходные хотим проводить не в торговых центрах, а в парках; носить одно и то же пальто по пять сезонов, а за новым идти не в обычный магазин, а в винтажный. Вместе с тем мы снова готовы чинить вещи — и на это есть несколько веских причин.

Сокращение потребления

Мы действительно хотим покупать меньше. Потребление подкосил кризис доверия к брендам, потому что они слишком часто нагло врали нам о составе и происхождении своих товаров; мы стали пристальней изучать составы косметики и продуктов и выяснили, что в первом — мало реально работающих ингредиентов, а во втором — слишком много сахара. Мари Кондо обучила нас магической уборке, а Джошуа Беккер и его друзья-минималисты — радости обладания малым. В конце концов, современная нестабильная экономика буквально заставила нас освоить азы финансовой грамотности, вести бюджет и правильно экономить — а значит, покупать меньше, но лучшего качества, и только то, что действительно нужно. Если у старого стола откололся кусочек покрытия, необязательно его выбрасывать — лучше отдать на восстановление. Да, иногда починка может выйти дороже нового стола. Но, скорее всего, речь идет о новом очень недорогом столе, который быстро придет в негодность. А вот старый может прослужить еще много лет.

В отдельном случае речь может идти не о починке, а настоящей реставрации — например, если вам удалось найти чахлое сокровище на даче у бабушки. «Починить можно что угодно, — говорит соосновательница реставрационной студии (Rest)Art Ольга Сивицкая. — Правда, чем дольше предмет находился в заброшенном состоянии, тем больше в нем может быть скрытых дефектов и прочих сюрпризов, которые могут увеличить и сроки, и стоимость работы. Классно, что, несмотря на это, к нам все чаще обращаются для восстановления семейных реликвий и просто любимых предметов мебели. Тренд на вещи с историей определенно растет».

Движение Zero Waste

Эта инициатива появилась в ответ на буквальное и массовое захламление планеты свалками — самые большие из них по площади могут соревноваться с городами, а некоторые образуют целые острова в океане. И это не говоря об ужасных новостях о гибели животных из-за засилья пластика и нефтепродуктов в их естественной среде обитания. Пока государства пытаются решать проблему на глобальном и законодательном уровне, многие люди самостоятельно присоединяются к движению Zero Waste («Ноль отходов»), чтобы сократить количество мусора, который мы генерируем ежедневно.

Путь к нулю отходов можно представить в виде пирамиды. В ее основании — принцип Reduse (сократить потребление и покупать только нужное), чуть выше Reuse (максимально долго использовать одну вещь, отказываться от всего одноразового), затем — Recycle (перерабатывать все, что можно переработать) и на самой верхушке — Waste. То есть выбрасывать что-то стоит только в крайнем случае.

Долгое пользование — один их ключевых принципов экологичного образа жизни. Чтобы его реализовать, нужно, во-первых, покупать качественные вещи, во-вторых, чинить их. Причем одно сильно зависит от другого. Если перед покупкой ботинок вы потратите время на поиск информации онлайн о производстве и составе, если вы долго мечтали о конкретной паре, если ее стоимость не укладывается в ваше личное понятие «недорогой обуви» — вы с большей вероятностью отдадите эти ботинки в починку, чем туфли из кожзама, которые купили в порыве спонтанного шопинга на максимальной распродаже.

Мода на естественность

В нулевых было много всего прекрасного (одни только клипы Бритни Спирс чего стоят), но по одержимости идеалами мы точно скучать не будем. Сегодня бал правит хэштег #безфильтров, бьюти-гиганты снимают в рекламе 73-летнюю Хелен Миррен, а журналы выпускают «реальные» обложки.

Мы перестали требовать совершенства от себя и стали спокойней относиться к окружающему миру. Летом мы выбираем легкий дышащий лен, пусть он и жутко мнется; а зимой кутаемся в свитера из необработанной шерсти (возможно, купленные в ближайшем секонде). Мы сами красим стены в квартире, лепим тарелки в гончарных мастерских, вяжем шарфы с пропущенными петлями, ездим на «Свалку» и другие барахолки в поисках уникальных вещичек, которые смогут украсить интерьер. Потертости, изъяны и недостатки больше не пугают, а цепляют взгляд и умиляют. Недаром одним из главных интерьерных трендов прошлого года стал японский феномен «неотшлифованной красоты» ваби-саби — он как раз про то, что все вещи несовершенны, но прекрасны. В России, кстати, есть свой мастер кинцуги — искусства восстанавливать керамические предметы с помощью лака и драгоценных металлов. Константин Корка занимается им пять лет — превращает разбитые чашки, вазы и другие дорогие сердцу предметы в произведения искусства с «золотыми швами». Корка говорит, что интерес к реставрации постоянно растет и, кажется, только набирает обороты: когда он начинал, приходилось учиться по видео из YouTube, а теперь он сам преподает группе учеников. Конечно, вряд ли мы всем обществом когда-нибудь освоим кинцуги — слишком тонкое и долгое это дело. Но вот взять в привычку относить в ближайшую мастерскую сломанные вещи — вполне реально.

Яндекс. Директ