Специальный
партнерский
проект
Свершения Что такое социальный бизнес и как открыть производство колясок в России
Свершения
Что такое социальный бизнес и как открыть производство колясок в России
© Предоставлено Ольгой Барабановой
Pink поговорил с Ольгой Барабановой, которая вместе с мужем запустила собственное производство легких и компактных колясок для людей с инвалидностью, о том, что мотивирует заниматься социально значимым бизнесом и как это реализовать на практике.

Социальное предпринимательство — это разновидность бизнеса, направленная на решение какой-то социальной проблемы: от вопросов здоровья и социализации для маломобильных граждан до трудоустройства старшего поколения. Для социальных предпринимателей не существует особых льгот, и банки кредитуют такие проекты неохотно. Для получения субсидий на подобный бизнес есть три основных пути: краудфандинг, грантовая поддержка и частные или венчурные инвестиции. Социальные проекты ведут, по сути, два вида деятельности: коммерческую и благотворительную. Поэтому часто такие предприниматели имеют два юридических лица: ООО или ИП (для продаж или услуг) и НКО — чтобы иметь возможность получать финансирование в виде грантов или благотворительных взносов. Существует и государственная помощь малому бизнесу: льготные займы и ряд безвозмездных субсидий, однако размер последних обычно невелик, а условия получения сложны.


Ольга: «Примерно полтора года назад, когда наш первый с мужем "колесный" бизнес (производство легких детских велосипедов из алюминия "Лисапед") встал на ноги, мы задумались о новом вызове для себя, чтобы не утонуть в рутине. Повседневные задачи вроде "продать вдвое больше", "выйти на новый рынок" перестали вдохновлять, и нам хотелось сделать что-то полезное.

Мы поехали в Дюссельдорф на специализированную выставку, где собрались производители средств передвижения для людей с инвалидностью, чтобы понять, как дело с колясками обстоит в странах, где нормально организована доступная среда. Мы очень впечатлились. В Германии эта среда организована отлично, лучше, чем во многих других европейских странах. Ты видишь людей в колясках в кафе, бассейнах, они ездят по улицам и сами садятся в машины. Создается впечатление, что инвалидов очень много, но на самом деле у них просто есть возможность выходить из дома. Производители, с которыми мы общались, были рады нашему появлению. "Ребята, о чем вы думаете? Конечно, делайте, рынок пустой", — с энтузиазмом говорили они нам.

Простых базовых моделей хватает, но по-настоящему продуманных и качественно реализованных очень мало. Конструкция коляски на самом деле не так уж принципиально отличается от велосипеда. Один раз разобравшись в том, как сделать эргономичный велосипед, можно приблизительно понять и устройство коляски. Я насмотрелась на коляски в Детском хосписе, где довольно давно занимаюсь волонтерством. Хоспис закупает много средств передвижения для пациентов, но при этом всего 5–7% из них — активные коляски, в которых ты можешь перемещаться без посторонней помощи. Они бывают и детские, и юниорские, и взрослые. Есть даже крошечные коляски на 1,5–3 года, например для малышей с миодистрофией Дюшенна.

Хоспис закупает шведские коляски Panthera — один из лучших брендов на рынке. Но при этом в них нет ничего сверхъестественного, это не космический корабль. А стоимость таких колясок за алюминиевую версию начинается от 200 000 рублей, а за карбоновую — от 400 000 рублей. Это огромные деньги, но люди вынуждены их тратить: коляска — их единственное средство связи с миром. Да, конечно, можно пойти путем субсидий и дождаться, пока собес выдаст тебе коляску — тяжелую, весом более 20 килограммов, возможно, даже не твоего размера, самостоятельно передвигаться на которой очень сложно, это серьезная физическая нагрузка.

© Предоставлено Ольгой Барабановой

В общем, у нас появилось ощущение, что если мы начнем это делать, то будет спрос. Мы нашли российского производителя композиционных материалов и договорились с ним, купили препрег — разновидность карбоновой ткани, уже пропитанной связующим (такие ткани используются в авиа- и космической промышленности), собрали небольшую команду. Нам понадобился почти год, чтобы спроектировать, произвести и испытать раму для нашей первой активной коляски KINESIS K1, которая весит менее 3 килограммов: очень легкая, прочная. Она дает возможность коляске быстро ехать, легко удерживать баланс, маневрировать. Наши рамы мы делаем индивидуально под размеры человека. При разработке мы много консультировались с эрго- и физиотерапевтами, нам очень помогли советами знакомые колясочники.

Сегодня на производство одной коляски по индивидуальным размерам мы тратим две недели, но планируем выйти на срок в три-четыре дня. Для сравнения: у зарубежных производителей этот процесс занимает месяцы. Стоимость нашей коляски начинается от 250 000 рублей и варьируется в зависимости от комплектации, для карбоновых колясок по такой цене вообще нет аналогов. Чем больше будет объем производства, тем активнее мы сможем снижать цену для потребителя. Мечтаем продавать коляски фондам и благотворителям по себестоимости, но для этого нужно сначала покрыть расходы. Есть устная договоренность с Паралимпийским комитетом, который тоже заинтересован в производстве легких спортивных, беговых, игровых колясок — как раз для своей аудитории.

Помимо производства мы вот-вот запустим сервис ремонта — для любых колясок, не только наших. На время ремонта будем давать свою подменную коляску — все как в серьезных автосалонах. 

Мы пытались найти инвесторов, но никто из «крупных игроков» не поддержал идею. «Это никому не нужно», «Да вы с ума сошли» — такие ответы мы получали. И в итоге запустили все на свои средства. Влезли в долги и кредиты, чтобы не распускать команду, на финишной прямой нам помогли друзья — Елизавета и Петр Чернышевы. Ребята поверили в проект и стали частью команды, благодаря их долевому участию нам удалось доделать первые образцы и начать производство колясок для клиентов.

Как только встанем на поток — будем смотреть в сторону грантов. Потом начнем расширять линейку моделей: работать над дизайном, делать разноцветные детские коляски, такой альтернативный "Лисапед". Я планирую привлекать к работе стажеров из технических вузов, нанимать колясочников — сделать для них рабочую среду, помогать с социализацией. Хочется, чтобы дети с ограниченными возможностями передвижения имели доступ к миру. Радовать родителей и детей красивыми велосипедами — это, конечно, классно. Но все же есть разница, когда кто-то поехал на велосипеде или когда кто-то просто поехал. Смог поехать сам».