Специальный
партнерский
проект
Свершения Каково это — быть летчицей? Личная история и инструкция для действий
Свершения
Каково это — быть летчицей? Личная история и инструкция для действий
Pink публикует историю первой женщины-пилота Западной Австралии и рассказывает, что нужно для того, чтобы стать летчицей в России.

Детство

«Меня зовут Вероника Бинс. Я родилась и живу в Австралии. Я выросла с моей мамой и бабушкой, и они никогда не ставили меня в жесткие рамки, не говорили, что я должна кем-то быть. Учили меня быть самостоятельной, самодостаточной и, главное, верить в себя. Я думаю, это во многом повлияло на мой характер и помогло стать той, кем я сейчас являюсь.

Я пилот. Вот уже более 20 лет поднимаю самолеты одной из местных авиакомпаний Австралии. Сейчас я живу в том же городе, где и родилась, так что вся моя семья рядом. До этого более 10 лет я жила вдали от дома, перебираясь из одного города в другой.

В детстве у меня не было мечты о конкретной профессии, но я хорошо помню, насколько меня потрясла сцена того, как американский астронавт Салли Райд поднимается на космический корабль. Тогда я стала вырезать все статьи, собирать книги и фотографии о космосе. У меня даже была коллекция моделей космических шаттлов.

Я росла счастливым ребенком, которого часто баловали. Мы много путешествовали по стране и летали за рубеж, и я была очарована самолетами. Всегда пыталась сидеть на местах для стюардесс и, если разрешали, наблюдать за пилотами. Всегда поражало, насколько эти люди были увлечены своей работой, с каким интересом и воодушевлением они рассказывали о ней. А я сидела и слушала, открыв рот, их истории, заражалась любовью к полетам».

Обучение

«В 18 лет я записалась в летную школу и стала брать уроки управления самолетом на местном аэродроме. Это было захватывающе и очень-очень дорого. Мне приходилось искать разные варианты подработок, чтобы была возможность оплачивать летные курсы. Параллельно я училась в университете на факультете археологии, так что были и долгие периоды перерыва, когда у меня не получалось летать. После того как я окончила университет, я снова вернулась к занятиям, мне хотелось получить официальную лицензию на управление самолетом. И вот шесть лет спустя я получила это право, а с ним и возможность официально работать в этой сфере и летать на коммерческих бортах.

Я отлично помню свой первый полет. Это был маленький тренировочный самолет, раньше я на таких никогда не летала. Было ощущение, что я буквально стою на взлетной полосе. А когда мы начали подниматься в воздух, я, как в увеличительном стекле, видела, как шасси отрывается от полосы и поднимается все выше и выше. Я помню, что чуть не захлебнулась от восторга, настолько это было потрясающе. После этого полета я уже не сомневалась, кем хочу стать и чем заниматься в жизни.

Что касается моих родных и друзей, того, как они все это воспринимали, то мне кажется, никто серьезно не относился к моим занятиям, все думали, что это еще одно увлечение, которое я обязательно перерасту или которое рано или поздно мне наскучит и перестанет быть интересным. Когда наконец-то стало ясно, что не перерасту и не пройдет и что я для себя выбрала именно это путь в плане карьеры, вот тут-то все и начали волноваться. Волновались, потому что смутно себе представляли, как все устроено, были уверены, что все эти полеты — это ужасно опасно. Ну и тот факт, что мне придется покинуть родной город, чтобы найти хорошую работу в этой сфере, тоже их волновал.

Я покинула дом для того, чтобы получить возможность работать в более крупных авиакомпаниях и на больших лайнерах. Я жила в разных городах по всей Австралии. Это был прекрасный опыт — я легко обрастала знакомыми, у меня появлялись настоящие друзья, тогда же я и познакомилась со своим мужем».

Семья

«Мой муж тоже пилот. Мы познакомились в двухтысячных. Оба летали одним рейсом в маленьком городке, и трудно было не пересечься. Нам было чуть больше 20, мы были молоды, восторженно относились к своей работе, самолетам, небу. Мы до такой степени "болели" нашей работой, что после того, как получили повышения и стали летать на больших бортах в разных городах, возможности находиться вместе почти не оставалось. Мы жили в разных частях Австралии. Но умудрялись поддерживать связь друг с другом. Это длилось почти три года. Ох, какие же большие счета за телефон нам тогда приходили!

Раньше мы летали с мужем вместе, но сейчас правила безопасности изменились и теперь такое не разрешено. Если только это не тренировочный полет, где один учит другого. Но нам нравилось летать вместе. В это трудно поверить, но мы ни разу не спорили и не ссорились во время полетов.

Было забавно слышать, как нас объявляют по громкоговорителю: "Здравствуйте, дамы и господа, приветствуем вас на борту самолета, сегодня вашими пилотами будут мистер и миссис Бинс".

У нас двое детей: 10-летняя дочь и 7-летний сын. Совмещать семейную жизнь с такой работой очень тяжело. Но мы с мужем как-то приспособились. У детей нормальный распорядок и "график" жизни, в отличие от нас. Также у нас есть своего рода правило: если кто-то один в рейсе, второй обязательно дома. Дети уже привыкли к тому, что мама с папой постоянно куда-то улетают. Есть, конечно, свои минусы — если летишь в долгий рейс, есть опасность пропустить день рождения, или какой-нибудь праздник, или выступление в школе, но это часть нашей работы. Зато у нас шестинедельный отпуск, так что мы всегда стараемся организовать в это время что-то запоминающееся для детей.

Когда дети были младше, они говорили, что тоже хотят стать пилотами, как мама и папа, сейчас это вроде прошло — они развиваются в том, что интересно им самим. Моя дочь очень любит музыку, а сын любит все разбирать и смотреть, как это устроено. Из него выйдет отличный инженер. Мне нравится наблюдать, как они развиваются и занимаются тем, что их воодушевляет.

Когда у меня появляется свободное время, мы любим собираться и делать что-то вместе. Только никаких путешествий на самолетах! Мы путешествуем на машине, останавливаясь в кемпингах, и открываем новые и удивительные места здесь, в Австралии».

Работа

«Самолеты в наши дни — один из самых безопасных видов передвижения. Все находится под контролем. К счастью, за все время работы я ни разу не попадала в аварийные ситуации. Бывали дни, когда была не самая приятная для полета погода, бывало, что рейсы задерживали или отменяли, но мы всегда готовы к таким ситуациям и они не являются неожиданностью. Мы регулярно проходим различные тренировки по реагированию в любых экстремальных ситуациях, так что если вдруг что-то случится, мы подготовлены настолько, насколько это возможно.

Я работаю пилотом уже более 20 лет. Когда я только начинала работать (в "Верджин Эарлайнс"), это была небольшая компания и женщин среди пилотов, да и вообще среди персонала, было очень мало. Спустя какое-то время я переехала в Западную Австралию, и получилось, что я стала первой женщиной-пилотом в этой части страны. Потом уже я познакомилась с другими женщинами-пилотами, работающими в этой же авиакомпании, но до сих пор женщин в ней не более 3–5% от общего числа пилотов.

Работа в авиации — это тот тип карьеры, который люди, не имеющие отношения к этой сфере, не понимают до конца. Есть масса разных вариантов, кем ты можешь быть, используя свои навыки пилота. В авиации много способов построить свое карьерное будущее, и полеты — это только один из них. Хотя и считается, что это нетипичная для женщин профессия, они здесь представлены повсюду: есть женщины-авиатренеры, врачи, военные пилоты, корпоративные летчицы и прочие. Моя семья до сих пор не понимает всей структуры и не понимает, как формируется график полетов, но, по крайней мере, уже смирилась с тем, что я пилот.

Вспоминается забавный момент. Когда я была беременна своей дочерью, вторым пилотом назначили тоже женщину. И она тоже была беременна. Мы еще смеялись, обсуждая, что подумали бы пассажиры, узнай они об этом факте.

У нас нет каких-то конкретных примет или ритуалов перед полетом. Обычно столько всего надо сделать до вылета, что для остального просто не остается времени.

А самым запоминающимся я, пожалуй, назвала бы полет, когда моя мама сидела рядом. Я тогда только начала работать, и в то время членам семьи еще разрешали находиться рядом с пилотом. Это было очень волнительно.

И нет, мне не снится небо и полеты по ночам. Видимо, я достаточно вижу их в течение дня».

Увлечения

«Если бы я не стала пилотом, честно говоря, я не знаю, кем бы стала. Но точно это было бы связано с путешествиями. В молодости, когда я еще копила на летную школу, у меня был опыт работы в офисе, и мне тяжело представить, что я однажды смогла бы вернуться к такой работе. Хотя, по логике, у меня тоже сидячая работа, только вид из окна моего "офиса" постоянно меняется.

Я постоянно пытаюсь все успеть и совместить работу с нестандартным графиком и семью, поэтому до каких-то хобби у меня уже не доходят руки. Разве что фотографирование. Это является моим вторым увлечением после полетов. Работа дает возможность делать такие снимки, которые в обычной жизни без специальной подготовки вряд ли бы получились. Я фотографирую везде, где могу. Снимаю на телефон, так как более крупную аппаратуру везде возить с собой неудобно. К сожалению, многие кадры я пропускаю, потому что в тот момент загружена работой, но они всегда отпечатываются в моем сознании».


А как в России 

Профессия пилота до сих пор считается в большей степени мужской, чем женской. По данным Федерального авиационного агентства (FAA), пилотов-женщин в мире не более 5,4% от общего числа пилотов. В то же время в Америке зарегистрировано более 27 000 летчиц, а в России, по данным на конец 2016 года, 450 женщин имеют летную лицензию. В гражданской авиации из них не более 50 человек.

Из требований к пилотам на первое место ставят отменное здоровье — как физическое, так и психическое. Из самого важного выделяют отличное зрение, слух, психическую стабильность, хороший вестибулярный аппарат. Важно уметь концентрироваться и быть внимательным в любой обстановке, независимо от происходящего вокруг.

В России всего несколько учебных заведений, где готовят будущих летчиков. Везде большой конкурс, и требования к поступающим очень высоки. Одними из лучших для подготовки пилотов гражданской авиации считаются Ульяновский институт гражданской авиации и Санкт-Петербургский государственный университет гражданской авиации. Обучение длится пять лет.

Для поступления необходимо сдать математику, физику, русский язык. Также при поступлении нужно предоставить медицинские справки, сдать нормативы по физической подготовке, пройти специальную медкомиссию при самом учебном заведении, собеседование с психологами на выявление профпригодности и психологический тест, состоящий из 360 вопросов. Если в процессе обучения здоровье студента ухудшается, его могут отчислить.

После окончания выдается диплом. Но одного его недостаточно для допуска к работе. Для того чтобы получить лицензию пилота пассажирского лайнера, необходимо минимум 4000 часов налета. При этом по окончании летных училищ будущие пилоты успевают налетать не более 150 часов. Чтобы получить квалификацию, многие продолжают свое обучение в частных клубах и школах, нарабатывают опыт в небольших компаниях или инструкторами (в основном за рубежом). У отдельных авиакомпаний есть свои летные школы, что позволяет добрать необходимые часы полета.

В России немало частных авиаклубов, список с контактами и информацией можно, например, посмотреть здесь. Занятия дорогие: в среднем теоретический летный курс будет стоить 35 тысяч рублей, а практические занятия — от 10 тысяч рублей за час тренировочного полета.

Необходимо учитывать, что разные модели самолетов отличаются друг от друга в управлении и на некоторые из них требуется получение отдельных пропусков. А это означает, что при необходимости придется пройти дополнительное обучение, которое позволит научиться управлять определенной моделью самолета.

Общие международные правила и требования к пилотам устанавливает ИКАО — международная организация при ООН. Но при этом каждая отдельная авиакомпания предъявляет свои требования к кандидатам. Чем выше уровень авиакомпании, тем больше требований. Основными же являются высшее образование, знание английского языка, большое количество часов полета. Все эти знания необходимо постоянно совершенствовать, летчики обязаны проходить различные курсы по повышению квалификации. В среднем летчик проходит дополнительный курс раз в шесть месяцев.

Все это компенсируется высокими зарплатами (в российских авиакомпаниях — 250–300 тысяч рублей в месяц), интересной работой, постоянными путешествиями, ну и потрясающим видом из окна своего «рабочего кабинета».