Ваш браузер использует блокировщик рекламы
Он мешает корректной работе сайта.
Добавьте pink.rbc.ru в белый список. Как это сделать.
Специальный
партнерский
проект
Свершения Как изменить мир с помощью петиции: истории четырех женщин
Свершения
Как изменить мир с помощью петиции: истории четырех женщин
Сбор подписей в интернете стал эффективным способом воздействия на общественное мнение и государство. Pink попросил четырех женщин, которые добились справедливости с помощью петиции на сайте Change.org, рассказать о своем опыте и о том, как действовать.

Александра Шнайдрук

Добилась того, чтобы пострадавшим при теракте в санкт-петербургском метро оказали материальную помощь

«Проблема, в связи с которой мы решили составить петицию, заключалась в том, что 25 пострадавшим в теракте 3 апреля 2017 года в Петербургском метрополитене было отказано в выплатах городских и федеральных компенсаций. В рамках действующего законодательства основанием для выплат является только физический вред той или иной степени тяжести, при этом психологический аспект полностью опускается. А ведь наиболее распространенным негативным последствием таких событий становится именно посттравматическое стрессовое расстройство. Оно затрагивает практически каждого и может повлечь за собой серьезные осложнения, причем проявляются они порой не сразу.

Кроме того, в процессе оказания помощи пострадавшим обнаружилось несовершенство законодательства в этой сфере. На данный момент государство ограничивается единовременными выплатами, каждый раз выносится отдельное постановление. То есть право на выплаты и их размер зависят только от политической воли властей, а дальше пострадавшие решают свои проблемы самостоятельно. Им даже не присваивается отдельный статус "жертва теракта", который бы гарантировал определенные социальные права и льготы пожизненно, как происходит, например, в отношении граждан, подвергшихся воздействию радиации из-за катастрофы на Чернобыльской АЭС. О необходимости такого федерального закона еще с 2008 года твердят жертвы терактов в Волгодонске, Беслане, на "Норд-Осте". Значит, это обоснованно!

Петицию я начала распространять через соцсети, после чего о ней узнали СМИ, которые, в свою очередь, стали активно освещать затронутые в петиции проблемы и направлять соответствующие запросы в органы власти. Также очень помог сайт Change.org: через некоторое время он произвел массовую рассылку подписчикам, благодаря чему сбор подписей набрал фантастические обороты.

Петицию нужно грамотно продумать — спешка ни к чему. Стоит изучить ситуацию и законодательство по вопросу, наладить контакт с компетентными структурами, чиновниками, депутатами. Нужно создать почву, фундамент. Потенциальным подписантам должно быть предельно ясно, что все средства уже испробованы и петиция — последняя возможная мера для решения проблемы.

Я постоянно прилагала дополнительные усилия, чтобы увеличить резонанс: откликалась на предложения СМИ рассказать о проблеме в телеэфирах и печатных изданиях, вышла на связь с представителем вице-губернатора Митяниной, после чего направила ему большую письменную претензию. Общалась непосредственно с председателем комитета по социальной политике и председателем комитета по здравоохранению Санкт-Петербурга, которые нам активно содействовали.

В результате наших действий был достигнут компромисс. Комитет по социальной политике Санкт-Петербурга совместно с РОО "Прерванный полет" принял решение о выплате из внебюджетных источников материальной помощи в размере от 50 до 150 тысяч рублей пострадавшим, которым раньше в выплатах отказали. Что касается закона о статусе жертв теракта, на данный момент два соответствующих законопроекта на уровне Санкт-Петербурга находятся в процессе доработки.

Мы вместе с Ириной Антоновой, мамой пострадавшей в метро Эвелины, регистрируем объединение в защиту жертв терроризма, которое будет работать по всей России и добиваться полной реструктуризации действующей системы и механизмов оказания помощи при терактах. Я со своей стороны занимаюсь этим не потому, что обладаю какой-то особенной квалификацией и являюсь адвокатом. Наоборот, я стала адвокатом только потому, что никогда не могла пройти мимо чужой беды, всегда проявляла гражданскую активность и старалась помочь тем, чьи права ущемлены».

Марина Кулакова

Добилась того, чтобы рестораны «Суши Wok» убрали из меню блюда с мясом акулы

«Существует научно обоснованное мнение, согласно которому экосистема Мирового океана находится в критическом положении, в том числе из-за нелегальной добычи рыбы и, как следствие, уничтожения акул. Акулы — важнейшее звено пищевой цепочки: они устраняют больных особей и контролируют популяцию средних хищников. В организации Keiko Conservation, к которой я имею непосредственное отношение, состоят морские биологи, дайверы, ученые. Мы ежедневно взаимодействуем с морскими обитателями и хотели проинформировать людей о проблеме, о которой слышит мало кто из городских жителей. Но для экологии она глобальна.

Есть и еще один пункт: нам важно было донести информацию о вреде ртути, содержащейся в мясе акул. Ее в нем может быть в шесть раз больше месячного лимита, допустимого для человека. Это приводит к разным проблемам со здоровьем: начиная с нарушения функционирования почек и легких и заканчивая сбоем развития нервной системы эмбриона у беременной женщины. Не исключен даже летальный исход.

В мясе акулы, которое мы анализировали, количество ртути превышало установленную государством норму в три раза. Правда, мы взяли его из другого источника — из гипермаркета "Магнит", петиция по нему сейчас тоже существует. Со стороны ресторанов сети "Суши Wok" с нами на связь не выходили, но уже через три месяца после публикации петиции блюда из мяса акулы были вычеркнуты из меню. Я думаю, это произошло еще и потому, что сама идея делать суши из этого вида нелепа.

У нас в социальных сетях есть достаточно объемная база людей, которые уже в курсе проблемы, так что петицию мы распространяли в "Фейсбуке" и "Инстаграме" и охватили примерно 200 тысяч подписчиков. Пост дублировали в течение нескольких месяцев. По моему мнению, составлять подобные петиции нужно только на основании научных исследований, но в непринужденной форме. Избегать упреков, агрессии, чересчур сильных эмоций и навязывания собственного мнения.

Конечно, знание прав и законов по теме абсолютно необходимо — и тут неважно, прибегнете ли вы к помощи юристов или будете искать информацию собственными силами. Главное — дать реальную картину, а люди уже сами вольны решать, как реагировать на происходящее.

Я благодарна тем, кто осознанно подошел к проблеме и подписал петицию, а также ресторанам "Суши Wok" за то, что они отказались от продажи опасного продукта».

Ольга Сидельникова

Добилась того, чтобы был расторгнут контракт на комплексное благоустройство Воронцовского парка

«В сентябре 2017 года на сайте госзакупок я нашла тендер на проект комплексного благоустройства Воронцовского парка. Просмотрев приложенные к тендеру документы, я поняла, что в парке планируются масштабные работы. Учитывая, как проводилось благоустройство в других парках Москвы (например, в парке 50-летия Октября), за Воронцовский стало страшно. Воронцовский парк — небольшой, но зеленый, в нем есть несколько уникальных вековых дубов, некоторые его участки похожи на лес. Очень не хотелось рулонных газонов взамен натуральных, дополнительных площадей, закатанных в резину и бетон, поврежденных деревьев и прочих спутников "комплексного благоустройства".

Система власти в Москве устроена так, что все решения принимаются в мэрии и спускаются на уровень префектур и управ в виде распоряжений. Поэтому цель кампании в защиту парка была понятна: привлечь внимание высших московских чиновников. Мы планировали достичь этого за счет распространения информации через интернет, и петиция отлично нашим задачам отвечала: посты со ссылкой на нее расходились благодаря сарафанному радио, мы достаточно быстро собрали несколько тысяч подписей.

Важную роль, как мне кажется, сыграл правильно составленный текст. Нам не хотелось выглядеть "городскими сумасшедшими", которые всегда против чего-то. Кроме того, в парке были и есть объекты, которые действительно нуждаются в благоустройстве. В итоге в тексте петиции мы не только рассказали об опасности "комплексного благоустройства", но и перечислили конструктивные предложения. Вместо масштабных действий — точечные: реставрация зданий усадьбы, создание музея, придание парку статуса особо охраняемой природной территории.

При этом у нас была не только петиция. Инициативная группа разрабатывала шаблоны обращений в органы власти, которые отправляли люди, разделяющие наши взгляды. Мы также проводили встречи с директором ГАУК "Усадьба Воронцово" (в чьем ведении находится парк), муниципальными депутатами, депутатами Мосгордумы. Готовились к сбору подписей на улице, но 14 ноября мэр Москвы Сергей Собянин сказал, что "есть разные мнения по поводу проекта благоустройства" и "надо не спеша обсудить вопросы". Я считаю, что эти слова стали сигналом для чиновников. В итоге только что заключенный контракт был расторгнут по соглашению сторон. Насколько я знаю, это достаточно уникальный для Москвы случай.

На сегодняшний день благоустройство парка отложено, в 2018 году его не будет. Но мы понимаем, что к этим планам вернутся, и собираемся добиваться выполнения остальных требований петиции. К тому же во время кампании против проекта благоустройства мы нашли проект реконструкции ЛЭП, который тоже несет угрозу для парка. Одним из способов борьбы с ним, кстати, также стала петиция.

Конечно, далеко не все проблемы можно решить с помощью петиций, стоит оценивать и другие имеющиеся варианты. Если вы все-таки решаете создать петицию, главное правило, на мой взгляд, простое: она должна быть предельно понятна. Что случилось, почему это неприемлемо, что предлагается сделать. Неплохо будет уложиться в не очень длинный текст, но подготовить развернутое описание для тех, кто любит разбираться в деталях: например, указать в петиции сайт, где будут все подробности, в том числе ссылки на законы».

Юлия Горбунова

Добилась того, чтобы дети с расщелиной губы и неба могли получить инвалидность и соответствующие льготы

«В 2013 году у меня родился ребенок с расщелиной губы и неба. Общаясь с другими родителями в интернете, я узнала, что таким детям полагается инвалидность, потому что их лечение и реабилитация занимают много времени и дорого стоят. При этом провести цикл восстанавливающих процедур реально: в процессе должны принимать участие не только челюстно-лицевые хирурги, но и ортодонты, логопеды.

Во многих регионах страны инвалидность детям с такой особенностью устанавливали без проблем, но в Новосибирской области и ряде других регионов Сибирского федерального округа им отказывали. На мой взгляд, это выглядело как явное нарушение конституционных прав детей. Почему ребенок, рожденный в Москве, может получать помощь от государства, а рожденный в Сибири — нет?

Сначала я решила бороться через детского омбудсмена и суды, но меня никто не услышал: все говорили, что это законно. И тогда я решила привлечь внимание к проблеме с помощью сайта Change.org. Петицию распространяла в соцсетях и на форумах — первые подписи собирала чуть ли не через личные просьбы, адресованные каждому из подписчиков. Просила друзей подписать и разослать дальше, по знакомым. Отправляла письма в СМИ, чтобы получить поддержку общественности. В силу профессии я хорошо пишу, могу легко найти общий язык с собеседником. Да и жизнь после рождения больного ребенка закалила меня на борьбу за справедливость в отношении моего сына, которому нужна была помощь.

В какой-то момент меня пригласили в Совет Федерации для участия в заседании комитета по конституционному законодательству и государственному строительству, и именно это стало переломным моментом в нашей истории. В результате детей с расщеплением губы и неба включили в список тех, кто может получить инвалидность. Впоследствии я создала сайт, предназначенный для поддержки родителей детей с аналогичной патологией.

Опираясь на свой опыт, я думаю, что петиции не нужно писать непосредственно Путину. Лучше выбрать точного адресата, который владеет информацией по ситуации или отвечает за сферу, в которой возникла проблема. Писать нужно четко, излагая факты, но не пренебрегая эмоциями. Именно "живые" истории берут за душу и трогают сердца людей».

×
Ваш браузер устарел
Пожалуйста, обновите его или установите новый.
Ваш браузер не обновлялся уже несколько лет. За это время некоторые сайты стали использовать новые технологии, которые он не поддерживает и не может корректно отобразить страницу. Чтобы это исправить, попробуйте установить новый браузер.