Специальный
партнерский
проект
Свершения «Как я стала гимнасткой во взрослом возрасте». Три истории.
Свершения
«Как я стала гимнасткой во взрослом возрасте». Три истории.
© barsuchi_shalosti/instagram
Pink собрал истории девушек, которые, несмотря на взрослый возраст и особенности здоровья, сделали акробатику на кольце или полотнах своей основной профессией.

Александра Ким, 31 год, Нижний Новгород

Призер отборочного тура по Приволжскому федеральному округу на чемпионате России по версии Федерации воздушной атлетики России 2015 года, тренер по гимнастике на воздушных полотнах, растяжке, ЛФК.

https://www.instagram.com/p/_1ZpBEiBfr/?taken-by=chijaeyoung

«В феврале 2014 года я пришла на спектакль пластики и пантомимы "Дневники Евы", и там был номер на полотнах. Как потом оказалось, не очень сложный, но выступление меня поразило красотой и зрелищностью. Я решила, что хочу попробовать так же, и начала искать, где такому учат. Мне было 27 лет.

Итог первого занятия на полотнах был такой: я полнейшее "дерево", ничего не получается, но мне понравилось. Я сходила на три занятия, потом группы перестали набираться, и как-то все затихло.

Занятия возобновились через два месяца уже в другом зале, и тут понеслось: я не пропускала ни одной тренировки, начала ходить на растяжку.

Примерно через полгода я ушла в другой зал, с более высокими потолками, чтобы делать более сложные трюки и обрывы. Там я ходила на все тренировки, шесть дней в неделю, каждый вечер. Через год эта студия открыла второй зал, и меня пригласили преподавать в группы новичков.

На тот момент у меня еще не было профильного образования, но я переняла подход у своего первого тренера: каждого человека нужно оценивать, исходя из его физических возможностей и желания, а не давать всем одинаковую программу. Поэтому страшно не было. Если что-то не получается — нужно разобрать проблему и попробовать по-другому.

Важно понимать, что люди анатомически не одинаковы — у всех разные данные. Так же как спортивная гимнастика, воздушные полотна и вообще цирковые дисциплины — это опасный спорт. Я выступала на нескольких соревнованиях для любителей, занимала призовые места, но быстро бросила: мне не близок аспект гонки и демонстрация сухих элементов, а важна художественная часть — номер должен о чем-то рассказывать, у него должна быть идея, это должно быть красиво.

Преподавать мне понравилось, и в 2015 году я поступила на факультет физической культуры и спорта для изучения основ, так как понимала, что когда-нибудь выберу тренерство как основную работу. Занимаюсь преимущественно со взрослыми. Но здоровых взрослых практически нет — у всех какие-то повреждения, травмы, и все это надо учитывать и находить к каждому подход. Поэтому в 2016 году я ушла с основной работы в офисе, где работала заместителем директора, и поступила в медицинский колледж.

Это был прыжок в неизвестность. Переходный период дался тяжело — тренерская работа не приносила никаких денег для выживания, сначала мне помогал молодой человек и родители. Когда тебе 18–20 лет, это воспринимается спокойно, но когда тебе почти 30, наступает величайшая ломка: вроде бы ты занимаешься любимым делом, но оно тебя финансово не обеспечивает. Кто-то говорит, что деньги в жизни — это не главное. Не самое главное, но с ними чувствуешь себя как-то увереннее. В какой-то момент я думала, что придется вернуться в офис, но через три месяца мне предложили должность преподавателя ЛФК. Я прошла стажировку, попробовала все на себе и работаю там до сих пор.

Семья, конечно, не в восторге от того, что я занимаюсь таким экстремальным видом спорта, особенно папа — считает, что в моем возрасте уже поздно. Меня пилили первый год, пилили второй, молча пилили третий. Сейчас они видят, что моя деятельность успешно продолжается и прекращать я не собираюсь, так что уже смирились. Только иногда спрашивают: "Все нормально?" Я отвечаю: "Да".

Сейчас я преподаю гимнастику на воздушных полотнах, растяжку, ЛФК и параллельно учусь в медицинском колледже. Возможно, освою структуру групповых программ и функционального тренинга, чтобы вводить элементы оттуда в свои тренировки».

Наталия Смыслова, 24 года, Москва

Чемпионка Европы на воздушном кольце и воздушных полотнах по версии Федерации воздушной атлетики России 2015 года. Пятикратный победитель и четырехкратный призер Кубка и первенства России и СНГ по воздушно-спортивному эквилибру. Тренер по акробатике на воздушных полотнах, кольце и оригинальных снарядах.

https://www.instagram.com/p/Bfw_5NdjK3b/?taken-by=smyslova_natasha

«Началось все со студии танцев и пилона. Я походила на него месяц, и это было ужасно, ничего не получалось, но заниматься хотелось. Потом начались летние каникулы, я уехала домой в Нижний Новгород и о спорте подзабыла. А вернувшись, начала искать другую студию и нашла как раз рядом со своим университетом. Там оказались еще воздушное кольцо и полотна, и я решила посмотреть, что это такое. Потом увидела выступление гимнастки Елены Гатиловой и захотела научиться так же. Один раз сходила на кольцо и поняла, что это мое.

Дальше события развивались очень быстро, и через два месяца мне предложили выступить на отчетном концерте. Из-за того, что раньше я занималась танцами, у меня был шпагат, но не хватало сил. Кроме того, у меня подвижные суставы — растянуться было несложно, хотя и без травм не обошлось.

Потом я взяла призовое место на Кубке любителей, и мой тренер сказал, что надо готовиться в категорию профи и для номера нужно делать обрыв с падением на колени. Я падала каждую тренировку, и в какой-то момент у меня появился панический страх. После этого к кольцу я не подходила больше года.

Полотна сначала вообще не впечатлили: казались сложными, а на эти намотки неинтересно смотреть. Тренироваться на них я начала только через девять месяцев — решила попробовать для разнообразия — и занималась непрерывно целый год.

На Кубке любителей, который проходил через год, ко мне подошла девушка и сказала, что ей очень нравятся мои номера, я вдохновила ее заниматься кольцом тоже. Я вернулась на этот снаряд. После этого было решено выступать сразу в двух категориях: и на кольце, и на полотне. Номер на полотнах я провалила, а на кольце взяла первое место.

Я была студенткой и, чтобы подработать, пошла в тренеры. Немного стыдно это говорить, ведь люди не особо хорошо относятся к тренерам, которые работают ради денег.

Мне было ужасно страшно. У меня не было какой-то серьезной подготовки, я переживала, что кто-нибудь упадет, что будут задавать вопросы, на которые я не могу ответить. Но когда ты начинаешь тренировать, то учишься сам и узнаешь много нового. В мою группу ходило не много людей, и с нового года ее закрыли. Вроде бы меня хвалили, но народа было мало, и я чувствовала себя виноватой.

Через месяц подруга мне скинула вакансию тренера в Школе Елены Марсо. Сначала я боялась туда идти, но в итоге написала управляющей, и меня просто взяли. Я думала, что будет собеседование, может, придется что-то делать, показывать сертификаты, которых у меня, разумеется, не было. А мне просто дали вести занятия.

Только спустя пару лет я узнала правду, почему меня взяли. Администратор студии занималась на кольце, и управляющая спросила у нее, может быть, она знает, что за девочка просится к ним в тренеры? А она ответила: "Это же Наташа Смыслова, я видела ее выступления, она очень крутая, бери ее!"

Я люблю чемпионаты: мне интереснее, когда мои выступления смотрят профессионалы и люди, которые в этом понимают. Хотя меня уже ругают, мол, зачем ты продолжаешь соревноваться, уже кубки ставить некуда. Потому что когда ты выступаешь в шоу, ты не отрабатываешь тот максимум, который можешь показать, зрителю это не нужно. Поэтому я никогда не стремилась стать артисткой.

Я всегда хотела стать учителем и недолго преподавала в Литературном институте, занималась с детскими группами выходного дня. Но за двумя зайцами не погонишься, и в 2017 году я окончательно выбрала спорт — и близкие, и коллеги меня поддержали.

Летом того же года мне написала Иоланта Страдомскайте, руководитель танцевально-циркового ансамбля "Лондо-шоу", что я нравлюсь как исполнитель, спросила, не хочу ли я у них поработать. Тогда я была в разъездах и не смогла ответить на ее предложение, но перед Новым годом мне удалось поучаствовать в одном шоу в дуэте на полотнах.

Скоро я уезжаю в Корею на два месяца работать тренером, ближайший соревновательный сезон пропускаю, но на нем будут выступать мои ученицы. Сейчас мне больше нравится преподавать и вести мастер-классы».

Евгения Кияненко, 25 лет, Москва

Призер VIII Кубка России и СНГ по воздушно-спортивному эквилибру 2016 года, победитель III Международного первенства России и СНГ по воздушно-спортивному эквилибру 2015 года. Тренер по акробатике на воздушных полотнах, кольце и оригинальных снарядах.

https://www.instagram.com/p/BXK2ol2APD8/?taken-by=barsuchi_shalosti

«В акробатику я пришла года три-четыре назад. До этого почти всю жизнь занималась конным спортом, но когда мне исполнилось 18 лет, пришлось уйти из детской секции, а на серьезный спорт времени не хватало. Я искала направление, где можно заниматься в одежде (для выполнения трюков в пол-дэнс важно сцепление голой кожи с пилоном, поэтому тренируются в коротких топах и мини-шортах. — Прим. ред.) и есть силовые нагрузки.

Через год я попала в школу недалеко от дома, где начала заниматься на воздушных полотнах и даже участвовала в соревнованиях, но тренер не особо в меня верила. Я часто расстраивалась — вроде что-то делаешь, работаешь, но "не идет".

Потом я ушла к другому тренеру в Школу Елены Марсо и начала уже серьезно повышать свой уровень — занималась около полутора лет почти каждый день. Мой тренер окончила цирковое училище и работала в цирке. Это был совершенно другой подход к тренировкам: мне дали хорошую базу, многие приемы я потом начала использовать уже на своих занятиях. Однажды меня попросили подменить тренера в другом филиале студии. После этого мне предложили постоянное место.

На тот момент я перешла на заочное отделение в юридической академии, и мне предложили работать в Фонде развития промышленности. Там я занималась сопровождением всех документов, попадающих в министерство, отчетностью, отслеживала изменения в законодательстве. Переживала, как буду все успевать, но основная работа и студия находились недалеко друг от друга, и мне удалось совмещать. Это продлилось три года.

Сначала было легко, но потом фонд разросся, появились новые департаменты, меня повысили, и работы стало так много, что я не успевала ничего. Из-за многоуровневой системы и большого количества начальников у нас была не совсем здоровая обстановка на основной работе, и иногда от перенапряжения я просто сидела в машине и плакала. Но там была хорошая зарплата, и это держало. А потом случился нервный срыв.

Я понимала, что дальше лить слезы просто не могу. В разгар подготовки к соревнованиям люди, которые хотели заниматься со мной, не могли этого сделать и уходили к другим тренерам. Я не могла позволить, чтобы люди, которых я вырастила с нуля и обучила всему, стали готовиться у кого-то другого. Я закрыла кредит, разрешила основные финансовые вопросы и уволилась. Когда ты возвращаешься с работы с мыслью, что не хочешь вставать утром и хочешь только спать, это не дело. Несмотря на то что тренировочный день начинается с часу дня и заканчивается иногда глубокой ночью, я понимаю, что день прожит не зря, и чувствую себя счастливой.

На фоне нервного срыва у меня начались проблемы с суставами: однажды я проснулась с сильными отеками на руках и ногах, не могла одеваться сама, водить машину, постоянно ходила в ортезах. Врачи сначала ставили диагноз "артрит", но анализы и МРТ этого не подтверждали. Пальцы опухали и кривились, я лежала в больницах, ходила к реабилитологу.

Восстановление заняло примерно год, с лета 2016-го по июль 2017-го я вообще не занималась. Потом снова начала тренироваться, хотя морально и физически было тяжело. Сначала было страшно и больно: руки не сгибались, сил не было, но потихоньку я начала восстанавливаться. Сейчас я занимаюсь с Анжелой Кулагиной, и однажды она мне сказала, что травмы есть у всех, давать знать о себе они будут всегда и нужно просто принять эту боль. Но когда я не делаю вообще ничего, то болит еще больше, а когда есть нагрузка, то я чувствую себя нормально.

В рамках школы я прошла аттестацию как тренер, изучила базу, основы анатомии и травмы. Если я чего-то не знаю, то всегда подхожу к более опытным тренерам и советуюсь, так как они знают больше, не вижу в этом ничего зазорного. Есть такие люди, которые думают, что и так все знают, но я считаю, что так нельзя, ведь всегда найдется более компетентный специалист. Так что пока учусь на практике, но в будущем хочу получить спортивное образование.

Большинство моих учеников занимают призовые места на соревнованиях, когда люди приходят и говорят: "Мы хотим выигрывать", я начинаю готовить их к выступлению. Но у меня самой нет таких данных. Я не могу растянуться: из-за конного спорта у меня жесткие мышцы, разъехаться на шпагат невозможно. Без хорошей растяжки сложно гармонично смотреться в воздухе.

Недавно мне позвонили из продюсерского центра Ильи Авербуха и попросили выступить, было безумно приятно: эта атмосфера, все на тебя смотрят… Мне нравится выступать: люблю быть на сцене, в костюме, в стразах, когда все вокруг хлопают. Но я понимаю, что для постоянных выступлений нужно иметь больше природных данных.

Основные проблемы взрослых, которые приходят в воздушную гимнастику, — время, финансы и здоровье, знаю это по себе. Люди приходят на тренировки после работы, уставшие. Кроме того, не у всех есть возможность регулярно оплачивать абонемент, аренду зала и занятия с тренером — я сама много денег трачу на занятия с разными тренерами. Ну и взрослому тяжелее будет даваться большинство трюков, чем детям и подросткам. Но у всех разные данные: кто-то приходит и уже на втором занятии садится на шпагат, занимается и показывает результаты.

Все говорят, что у меня талант тренера: я могу взять человека "с пола", научить его — и он будет показывать результаты. Но все равно иногда я жестко общаюсь с людьми, хотя понимаю, что это мое нереализованное желание стоять на пьедестале. Это такой противоречивый момент: я готовлю чемпионов, но самой мне тоже иногда хочется быть в их числе.

Сейчас я готовлю учеников к новому соревновательному сезону, занимаюсь сама. Я состою в оргкомитете Федерации спортивной хореографии и скоро буду проходить аттестацию на судью. В мае хочу показать номер на воздушных ремнях и доказать себе, что я еще могу достойно выступить».