Впечатления
Маргарита Саяпина: как меняется отношение к женскому возрасту
© Мария Рожкова
Автор идеи и продюсер картины «Дедline» рассказывает, как она решила снимать фильм о людях «третьего возраста», почему модельное агентство Oldushka стало популярным, зачем молодым думать о старости и как помочь близким адаптироваться к пожилому возрасту.

— Это ваш первый опыт в качестве автора идеи и продюсера большого документального фильма. Почему вы выбрали эту тему?

— Работая кастинг-директором, я обратила внимание на агентство Oldushka с момента его появления, много и с удовольствием снимала «олдушек». Пару лет назад с директором агентства Игорем Гаваром мы стали обсуждать идею съемок документального фильма о них. Я захотела снять фильм о жизненном рубеже, потому что после рождения сына у меня рухнула картина мира: я внезапно почувствовала себя конечной и совершенно незащищенной, полной новых вопросов. Я больше не имею права дорогу перейти на красный свет! Никогда прежде в деталях о таком не задумывалась, но тут отчетливо поняла, что по многим причинам хочу не просто дожить до старости, а прожить достойную, счастливую жизнь.

В то же время я посмотрела фильм «Про рок» режиссера Евгения Григорьева, который ответил на многие актуальные на тот момент для меня вопросы и поразил самоиронией авторов и эмпатией к героям. Поэтому захотела, чтобы на новый самый важный для меня вопрос ответил режиссер Григорьев.

Будущее — причина настоящего. Мне кажется, наш фильм — возможность прочесть письмо из будущего всем нам. 

— Как, по-вашему, меняется отношение к пожилым в России?

— Продолжительность жизни и возможности здравоохранения за последнее время увеличились в разы, но люди пока не научились этими новыми вводными эффективно пользоваться. В России этим вопросом стала заниматься федеральная программа «Активное долголетие». Пожилые люди могут и должны продолжать учиться, работать, заниматься здоровьем и творчеством, получать льготы и всякие бонусы по достижении определенного возраста, главное — жить на полную катушку. Старость — плохое слово с преувеличенным, неточным значением, это не обрыв в доживание. Смерть может прийти к человеку в любой из дней. Физический тонус, здоровье, активную работу мозга стоит начинать поддерживать как можно раньше и максимально долго — пока они есть, нет ничего невозможного. Можно и стоит жить полной жизнью: искать для себя новое и интересное, пробовать и ошибаться, учиться и становиться профессионалом в любое время — разве для этого есть ограничения? 

— Какую задачу вы ставите перед собой как автор проекта?

— В общении с «олдушками» меня поразило, что такие состоявшиеся, в широком смысле красивые люди очень точно и открыто формулируют какие-то очень важные вещи с высоты своего жизненного опыта. У них больше нет времени скрывать правду, подбирать окольные слова — им это незачем. Часто мы боимся спросить у себя и у близких важные вещи, о чем впоследствии горько сожалеем. Но гарантированного времени, кроме сейчас, у нас нет и не будет. Что ж, люди старшего поколения за словом в карман не полезут и удобного момента не ждут, они готовы откровенно говорить о самых волнующих в жизни вещах. И кстати, всегда рады поделиться опытом.

Замысел картины вырос из наших с режиссером Григорьевым и еще нескольких соавторов картины личных глобальных запросов. Все слепо боятся старости и смерти, эта тема особенно табуирована в нашей стране. Для многих старость — печальное доживание: немощь, одиночество, потеря нужности и любви вокруг. В современном мире отношения между поколениями — даже в семьях — ослабевают. Продолжительность жизни растет быстрее, чем понимание, как эту новую долгую жизнь планировать, проводить, как заботиться о себе. Может ли человек позволить себе быть счастливым и не переставать им быть в силу возраста и сопутствующих ему обстоятельств?

Чем старше человек, тем отчетливее на его лице проступает отпечаток жизни. В старости человек становится похож на скульптуру собственного авторства: ты такой, каким ты сделал себя сам. «Олдушки» действительно не только выглядят, но и подают себя такими людьми, от которых точно хочешь в деталях знать рецепт: каким человеком нужно прожить жизнь, чтобы в старости заслужить такое лицо.

— Расскажите об агентстве «Олдушка».

— Несколько лет назад основатель агентства Игорь Гавар начал вести блог, для которого фотографировал на улицах ярких, выразительных, интересно одетых пожилых людей. У Игоря прекрасная чуйка, он «намагничивает» в пространстве удивительных стариков. В конце концов сформировался первый пул «олдушек», которых он решил представлять в качестве модельного агента.

Запуск Oldushka был вызывающей гипотезой для российского рекламного рынка: пойдет — не пойдет, готовы ли медиа и рекламодатели добавить на свои носители образ такого пожилого человека? Не миленького старичка, не просто бабулечку-дедулечку, «удобного» человека в возрасте — а человека индивидуального, сильного, уверенного, заряженного, в чем-то вызывающего, по-настоящему, без оговорок и скидок на возраст, красивого в максимально широком смысле; человека, глядя в глаза которому видишь не вопрос, а ответ. И конечно, хочешь моментально стать таким, как он.

Глядя на «олдушек», понимаешь, что юность со всеми ее бонусами в виде здоровья, очарования неопытности дается всем как базовый защитный скафандр, который помогает тебе еще внутри дозреть, сформироваться. «Олдушки» — самостоятельный результат каждого: и эталон, и вызов, и, конечно, живой пример.

© Мария Рожкова

— С чем вы связываете успех агентства?

— Агентство за три года работы ввело в медиаполе тренд на «третий возраст» и в России. Задействовать «олдушек» в проектах — значит говорить современным языком на актуальные темы. Каждый день Игорю пишут пожилые люди — глядя на «олдушек», очень многие видят себя в их рядах.

Глядя на состав агентства, мне нравится думать, что в жизни нет и не будет никаких скидок, а в старости их не будет тем более: ты придешь к ней тем, кем был каждый день своей жизни. Начинать становиться «олдушкой» стоит «вчера» или как минимум прямо сейчас.

Думаю, медиа так подхватили и развили гипотезу Игоря, потому что то, как он видит старость — представляет себе и предлагает представить нам, — выглядит впечатляюще, вызывающе и прекрасно.

— На каком этапе сейчас работа над фильмом?

— Мы приступаем к съемкам в середине сентября. Кастинг в агентство — первая съемочная смена фильма. Я давно работаю с «олдушками», знаю лично каждого из них и обожаю. Но сила замысла «Дедline» в том, что мы увидим путь новых «олдушек» с самого начала, с первой минуты. Мы запустили сайт, на котором любой желающий может подать заявку на участие в кастинге и фильме. Выбранных кандидатов мы пригласим на съемки, которые пройдут в сентябре в Москве, позже — в Санкт-Петербурге.

Кастинг — место, где для наших будущих героев заканчивается жизнь прежняя и начинается жизнь в новом качестве — лицом, амбассадором яркой старости. Момент, когда герои выбирают для себя попробовать в жизни что-то новое, — и мы с камерами отправляемся с ними в этот путь. А зрители увидят результат на экранах в кинотеатрах уже в 2021 году.

— Каких героинь вы ищете? Что вам интересно в жизни взрослых женщин?

— Я общалась с каждой из «олдушек», и одна из вещей, которую с восторгом отметила, — это уверенность, с которой они в своем возрасте себя держат, то, как они говорят. Их слова — очень точные, их внешний вид — определенно самый лучший для них. В их системе координат отправная точка — они сами. Хотя все они, конечно, совершенно разные. В возрасте нет стандартов, есть личность.

Мы ищем людей, которые нашли для себя ответ, у которых есть стержень, благодаря которому они не мучаются сомнениями, не теряют времени зря — прут как паровозы, делают то, что хотят. Это самоощущение достигается с возрастом, такие примеры вдохновляют.

Отдельным образом поражает харизма некоторых пожилых людей — то, как они вырабатывают и притягивают любовь. Это никакой не миф, старость — время бурных страстей, и не только на личном фронте.

— Как вы собирали команду для «Дедlinа»?

— С продюсером фильма «Про рок» Аней Селяниной мы были знакомы с учебы в текстильном институте, она талантливый и пробивной человек. Последние несколько лет я Ане тихо сочувствовала, потому что знала, что ее муж — некто Евгений Григорьев, какой-то там документалист, который год снимает фильм об уральских рок-музыкантах. Будучи музыкальным продюсером, делая различные музыкальные проекты, в том числе в поддержку молодых музыкантов, я объездила всю Россию и в общем печальную картину про «уральских рокеров» знала не понаслышке. Перед премьерой фильма «Про рок» Аня прислала мне ссылку на предпросмотр. Этот фильм за полтора часа резюмировал мою деятельность в музыке и ответил на все внутренние неразрешенные вопросы. Я перестала сочувствовать Ане, их с Григорьевым фильм поразил меня актуальностью и точностью высказывания, а еще интонацией высказывания — с большой эмпатией к героям и самоиронией к себе самим. Фильм помог мне посмотреть на себя и мир другими глазами — никогда прежде кино так не влияло на мою жизнь. Кроме того, «Про рок» — документальное кино, которое неслучайно идет в прокате третий год и ставит рекорд в отечественном доке.

Я принесла замысел про «олдушек» авторам картины, и кинокомпания Григорьева «Первое кино» взяла проект на борт. Сопродюсеры картины, технический директор, звукорежиссер-постановщик, режиссер монтажа — проверенная боями команда с внушительным опытом в игровом и документальном кино. Григорьев — обладатель большинства престижных кинонаград и номинаций, таких как ТЭФИ, «Золотой орел», «Кинотавр», «Движение», номинация на «Золотую маску» за спектакль «Павлик — мой Бог», и многих других. Оператор-постановщик картины — Артем Анисимов, соратник Григорьева, насколько я понимаю, его ближайший год мы будем делить с Алексеем Федорченко. Для меня большая честь и аванс, что все эти люди вписались в наш замысел и с ними я смогу провести ближайшие два года жизни. Я у них такой авантюрист — сын полка.

— Какая взрослая женщина сыграла в вашей жизни самую важную роль?

— Правильно было бы назвать маму, но это не совсем честно: она рано умерла, большую часть жизни я прожила без нее. Так вышло, что у меня в жизни нет женщины-проводника, ее роль выполняют мои друзья и коллеги.

Меня впечатляют женщины, которые, будучи успешными, активными, контролируют свою жизнь так, чтобы всегда оставался ресурс отдавать любовь, точнее, не отдавать, а просто выделять ее, распространять вокруг себя. Это качество кажется мне важным свойством сильного характера.

Личным примером во многом для меня стала моя бабушка Рая. С появлением внуков жена военного и актриса вышла на пенсию, купила хату под Киевом, развела хозяйство в промышленных масштабах: поля, огороды, скот, увлеклась уфологией и целительством, при этом была главной прихожанкой и лучшей подружкой батюшки в местной церкви; ходила по селу в макияже, с прической, маникюром. От всех требовала всего и сразу, говорила громко и с матерком. Все это не от старческого безумия — она ребенок войны и просто делала все возможное, чтобы себя и окружающих залюбить и обезопасить. В детстве мне казалось, что бабушка — это какое-то мировое зло, с возрастом я, конечно, поняла, что это был наш собственный дракон, который, как мог, защищал нас от настоящего взрослого мира. Бабушка — своеобразная, но очень объемная личность, и главное, о чем думаю, вспоминая о ней, это: «Вот умел человек до последнего дня жить на полную катушку, вообще без тормозов». Брала от жизни все!

— Кто из женщин в возрасте является для вас примером?

— Работающие женщины. Я из тех, кто хотел бы «умереть на работе»: восхищаюсь людьми, которые до последнего дня трудятся, занимаются любимым делом. Но с появлением ребенка также поняла, что большим примером являются женщины, которые до последнего дня — сердце семьи, те, у кого всегда есть друзья, те, к кому стремятся родные, дети, внуки. На короткой дистанции в определенный отрезок жизни у тебя может быть все. Но сохранить и преумножить свои богатства и себя на долгой дистанции — большая работа над собой. Неслучайно многие пожилые люди одиноки. С возрастом характер и личность становится невозможно скрывать. Круто быть человеком, которым дорожат независимо от фазы его активности, деятельности — такие примеры вдохновляют.

Точно могу сказать, что большим примером для меня являются именно «олдушки». Со многими мы общаемся несколько лет, а последний год, занимаясь подготовкой фильма, я сама делала с ними несколько интервью. В «олдушках» меня впечатляет, что никто из них не родился с серебряной ложкой во рту, никто не голубых кровей — они самые обычные люди. Просто очень качественно, достойно проживающие жизнь — каждый свою, удивительную, непростую, полную уникального опыта. И еще в них очень много любви, какой-то наработанный источник, который их не тратит, только обогащает. Они — щедрые. Каждый разговор с пожилыми людьми остается и живет во мне долго, я часто цитирую их слова, потому что продолжаю о них думать. Меня поражает, что каждое слово человека в возрасте — драгоценный камень, и они совсем не жадничают ими делиться. За такими людьми видишь не возраст, а ценность их собственного опыта, красоту их жизни — и, без какой-либо оглядки на возраст, конечно, хочешь стать таким же прямо сейчас.

— Как вы сами хотели бы состариться?

— Я начала задавать себе этот вопрос только после рождения ребенка — прежде не было ни времени, ни импульса об этом подумать. Во-первых, теперь я точно знаю, что очень хочу состариться — чтобы как можно дольше не расставаться с любимыми людьми. Для этого нужно заботиться о здоровье, быть частью семьи, заниматься любимым делом. Нужно стать отдельным очень классным, счастливым человеком. Каждый день может быть последним, мне кажется, важно учиться задавать себе вопрос: «Сегодня был классный день? Мы сегодня сделали друг друга счастливыми?» Для себя мне этого не так хотелось, как с появлением семьи. В характере хотела бы до последнего дня сохранить любопытство: лучшие истории начинаются с мысли «А что если?» — и у них нет ограничения по возрасту.

Яндекс. Директ